Главная » Библиотека » Книги » Майерс Дэвид - Изучаем социальную психологию » ЧАСТЬ IV. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ » Глава 26. ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ ЛЮБВИ

Глава 26. ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ ЛЮБВИ

Что такое «любовь»? Любовь — более сложное явление, чем симпатия, а значит, и более трудное для определения и изучения. Люди жаждут любви, живут ради нее, умирают из-за нее. Однако только в последние годы любовь стала темой серьезных исследований в социальной психологии.

Большинство исследователей занялись тем, что легче всего поддается изучению,— реакциями во время первых встреч двух незнакомых людей. Факторы, определяющие нашу первоначальную положительную реакцию на другого человека: расположенное рядом место жительства или работы, внешняя привлекательность, сходство с нами, его благосклонность к нам,— также способствуют и развитию длительных близких отношений. Впечатления друг о друге, которые у новоиспеченной пары формируются при первых же свиданиях,— все это критические факторы того, будут ли близкие отношения продолжительными (Berg, 1984; Berg McQuinn, 1986). Действительно, если бы романтическая любовь в Северной Америке расцветала случайно, если бы для нее не были важны различия, тогда большинство католиков (а их сравнительно мало в Северной Америке) вступали бы в брак с протестантами, большинство чернокожих американцев — с белыми, а выпускники университетов — с ровесницами, которые не выдержали вступительные экзамены.

Итак, первое впечатление имеет большое значение. И все же продолжительные любовные отношения — это не просто интенсификация первоначального чувства. Понимая это, социальные психологи перешли от рассмотрения легкого влечения, испытываемого во время первых встреч, к изучению длительных, близких взаимоотношений.

В ряде исследований сравнивалась природа любви в близких взаимоотношениях различного рода — дружбе между мужчинами, дружбе между женщинами, взаимоотношениях между родителями и детьми, между супругами или любовниками (Davis, 1985; Maxwell, 1985; Sternberg Grajek, 1984). В этих исследованиях были обнаружены элементы, общие для всех видов любовных отношений: взаимопонимание, оказание поддержки, наслаждение, получаемое от того, что любишь, и умение дорожить этим чувством. Хотя подобные элементы в равной степени присутствуют и в любви между двумя лучшими друзьями, и в любви между женой и мужем, они, если можно так сказать, по-другому окрашены. Страстная любовь, особенно в своей начальной фазе, отличается яркими чувствами и постоянным желанием быть рядом с любимым.

Страстная любовь

Первое, что мы должны сделать, приступая к научному изучению романтической любви, так же как и при изучении любой другой переменной величины,— это решить, как ее определять и измерять. У нас имеются различные способы для измерения агрессии, альтруизма, предрассудков и чувства приязни. Но как измерить любовь?

Элизабет Барретт Браунинг (Elizabeth Barrett Browning) задает тот же вопрос: «Почему я тебя люблю? Давай-ка разберемся в этом». Социальные психологи выявили самые разнообразные причины. Психолог Роберт Стернберг (Robert Sternberg, 1988) рассматривает любовь как треугольник, сторонами которого (разными по длине) являются страсть, интимность и преданность (рис. 26-1). Социолог Джон Алан Ли (John Alan Lee, 1988) и психологи Клайд Хендрик и Сьюзан Хендрик (Clyde Hendrick Susan Hendrick, 1993), обратясь к античной литературе, различают три основных стиля любви: eros (страсть), ludus (ни к чему не обязывающие любовные игры), storge (дружба). Их комбинации, подобно комбинациям основных цветов спектра, образуют вторичные любовные стили. Любовные стили различаются по степени получаемого удовлетворения — к примеру, eros дает большее удовлетворение, чем ludus (Hendrick Hendrick, 1997).

[Близость (Симпатия), Романтическая любовь (близость + страсть), Совершенная любовь (близость + страсть + обязательства), Страсть (страстная влюбленность), Бессмысленная любовь (страсть + обязательства), Надуманные обязательства (пустая любовь)]

Рис. 26-1. Концепция Роберта Стернберга (1988): индивидуальные стили любовных отношений рассматриваются как частные комбинации трех основных компонентов любви.

Пионер в области изучения любви Зик Рубин (Zick Rubin, 1970, 1973) выделил иные факторы. Чтобы охарактеризовать каждый из них, он составил следующую анкету:

- Привязанность (к примеру: «Если бы я был одинок, моей самой первой мыслью было бы найти ___»).

- Забота (например: «Если бы ___ чувствовал себя плохо, моей первой обязанностью было бы развеселить его/ее»).

- Интимность (к примеру: «Я чувствую, что я могу доверить ___ абсолютно все»).

Изучая поведение сотен молодых пар из числа студентов Мичиганского университета, Рубин нашел подтверждение правомерности своей шкалы. Он наблюдал за находящимися в приемной «лишь слегка влюбленными» и «сильно влюбленными» парами через стекло с односторонним зеркальным покрытием. Полученный результат его не удивил: сильно влюбленные друг в друга молодые люди почти не обращали внимания на окружающих и практически не сводили друг с друга глаз.

Страстная любовь эмоциональна, волнующа, интенсивна. Хатфилд (Hatfield, 1988, р. 193) определяет ее как «состояние непреодолимого желания соединиться с любимым». Если чувство обоюдное, мы переполнены любовью и испытываем радость, если нет — оно опустошает и приводит в отчаяние. Подобно другим формам эмоционального возбуждения, страстная любовь представляет собой смесь восторга и уныния, радостного трепета и удрученности.

Теория страстной любви

Объясняя природу страстной любви, Хатфилд отмечает, что одно и то же состояние возбуждения может выражаться различными эмоциями в зависимости от того, чем вызвано это возбуждение. Эмоции затрагивают и тело, и сознание, и возбуждение, и то, как мы его интерпретируем и какой прикрепляем к нему ярлык. Представьте, что у вас сильное сердцебиение и дрожь в руках. Что вы испытываете — страх, тревогу, радость? Физиологически проявления различных эмоций зачастую очень схожи. Таким образом, вы можете переживать возбуждение от радости, если вы находитесь в состоянии эйфории, и от гнева, если ваше окружение враждебно вам, и как романтическую любовь, если ситуация романтическая. С этой точки зрения, страстная любовь — это физиологическое возбуждение, вызванное человеком, которого мы считаем привлекательным.

И если страсть на самом деле есть состояние крайнего возбуждения, к которому прикрепляется ярлык «любовь», тогда все, что способствует усилению этого возбуждения, будет способствовать усилению любви. В нескольких экспериментах университетские студенты, сексуально возбужденные чтением и просмотром эротических материалов, проявляли повышенный интерес к своим партнершам (к примеру, давали более высокие баллы своей подруге по «шкале любви» Рубина (Carducci others, 1978; Dermer Pyszczynski, 1978; Slephan others, 1971). Сторонники двухфакторной теории эмоций утверждают, что иногда возбужденный мужчина, реагируя на женщину, ошибочно считает ее источником своего возбуждения.

Согласно этой теории, возбуждение от любого источника должно усилить страстные чувства при условии, что человеку ничто не мешает отнести часть своего возбуждения на счет романтических стимулов. Дональд Даттон и Артур Арон (Donald Dutton Arthur Aron, 1974, 1989) пригласили студентов университета штата Британская Колумбия принять участие в эксперименте. После того как знакомство испытуемых с их привлекательными партнершами состоялось, некоторых участников напугали, сообщив, что им придется испытать достаточно болезненный удар электрическим током. До начала этой части эксперимента исследователь раздал присутствующим краткий опросник, «чтобы получить информацию об их теперешних чувствах и реакциях, поскольку именно эти факторы зачастую определяют успех эксперимента». Отвечая на вопрос о том, насколько сильно им хочется пригласить на свидание и поцеловать свою партнершу, возбужденные (испуганные) студенты выразили наиболее сильное влечение к женщине.

А проявляется ли это вне стен лаборатории? В эксперименте Даттона и Арона (Button Aron, 1974) привлекательная девушка подходила к молодым людям, только что пересекшим горную реку Капилано в Британской Колумбии по узкому шаткому мосту длиной 450 футов (около 137 метров), подвешенному на высоте 230 футов (около 70 метров). Девушка обращалась к каждому из юношей с просьбой помочь ей заполнить анкету. Когда он выполнял ее просьбу, она называла ему свое имя и номер телефона и предлагала позвонить, если он захочет узнать поподробнее о сути проводимого исследования. Большинство участников эксперимента взяли у нее записку с номером телефона, и половина из них действительно позвонили. В то же время те молодые люди, которые пересекали реку по низкому прочному мосту, и те, кто добирался по подвесному мосту, но встречал мужчину-интервьюера, звонили достаточно редко. И вновь физиологическое возбуждение усилило романтическую реакцию. Адреналин заставляет наши сердца биться сильнее, обретая надежду.

Вариации любви

Время и культура

Всегда существует искушение предполагать, что большинство людей разделяют наши чувства и мысли. Например, мы предполагаем, что любовь — это необходимое условие для того, чтобы знакомство привело к свадьбе. Но это совсем не так для культур, в которых практикуются заранее назначенные свадьбы. Более того, еще недавно и в Северной Америке на выбор супруга, особенно у женщин, серьезно влияли такие факторы, как его материальное благосостояние, социальное происхождение и профессиональный статус. Это до сих пор так в коллективистских странах, таких, как Пакистан, Индия и Таиланд (Levine others, 1995). Но в Соединенных Штатах начиная с середины 80-х годов почти 9 из 10 опрошенных молодых людей подчеркивали, что любовь — необходимое условие для брака (Simpson others, 1986).

Культуры отличаются друг от друга тем, какое место они отводят романтической любви. По данным анализа 166 культур, в 89 % их представители имеют то или иное понятие о романтической любви, которая, например, находит свое выражение во флирте или в совместном побеге влюбленных (Jancowiak Fischer, 1992). Но не во всех культурах браки строятся на романтической любви. В современных западных культурах любовь, как правило, является условием для заключения брака, но есть и такие культуры, где она чаще всего возникает как следствие брачных отношений.

Самоконтроль

Люди по-разному строят свои гетеросексуальные отношения. Некоторые ищут разнообразных и непродолжительных связей, другие же более ценят доверительные отношения в продолжительных и прочных связях. Марк Снайдер и его коллеги (1985, 1988, Snyder Simpson) в своих исследованиях выделили ряд личностных различий, связанных с этими двумя подходами к романтическим отношениям. Некоторые люди — в особенности те, для которых характерно высокое чувство самоконтроля, — умело выстраивают свое поведение и в любых ситуациях добиваются желаемого для них эффекта. Другие же, в особенности люди с низким чувством самоконтроля, в большей степени руководствуются внутренними импульсами и склонны утверждать, что именно этим определяются их поступки вне зависимости от ситуации.

Какой, по вашему мнению, тип личности — с высоким или с низким чувстовом самоконтроля — более подвержен воздействию внешней привлекательности возможного кандидата в любовники? У кого сильнее проявляется склонность порывать отношения при появлении нового партнера, вследствие чего он очень часто меняет любовников? Кто более склонен к беспорядочным сексуальным связям?

Снайдер и Симпсон (Snyder Simpson) пришли к выводу, что в каждом случае таковым будет человек с высоким чувством самоконтроля. Эти люди мастерски производят хорошее первое впечатление, но менее склонны к прочным глубоким связям. Люди с низким чувством самоконтроля, обращающие меньше внимания на внешние обстоятельства, более преданны и серьезнее относятся к внутренним качествам партнера. Получив сведения о потенциальных знакомых, они обращают большее внимание на личные качества, нежели на внешние данные. Когда им предоставляется выбор между теми, кто разделяет их мнения, и теми, кто занимается сходным родом деятельности, люди с низким чувством самоконтроля (в отличие от людей с высоким чувством самоконтроля) выказывают расположение к людям со сходными установками (Jameson others, 1987).

Гендерные различия

Есть ли какие-либо различия между мужчинами и женщинами в том, как они переживают страстную любовь? Изучение мужчин и женщин, сначала влюбившихся, а затем разлюбивших, дало поразительные результаты. Большинство людей исходят из предположения, что готовность влюбиться у женщин гораздо сильнее. Того же мнения придерживается и автор письма, которое пришло редактору журнальной рубрики «Наши советы»:

«Дорогой доктор Бразерс, вы, наверно, тоже скажете, что это недостойно девятнадцатилетнего парня — влюбляться так сильно, что кажется, будто весь мир перевернулся. Похоже, я сумасшедший, потому что со мной уже несколько раз так бывало: живешь себе, живешь, и вдруг — любовь сваливается как снег на голову. Мой отец заявляет, что так влюбляются только девчонки, с парнями такого не происходит, по крайней мере, не должно происходить. Я уже не могу измениться, и это меня беспокоит. П. Т.» (цит. по: Dion Dion, 1985).

П. Т. следует успокоить: результаты многочисленных исследований свидетельствуют о том, что именно мужчины более влюбчивы (Dion Dion, 1985; Peplau Gordon, 1985). Кроме того, мужчины, похоже, медленнее выходят из состояния влюбленности и, в отличие от женщин, менее склонны разрывать отношения, когда дело идет уже к женитьбе. Правда, влюбленные женщины эмоционально вовлечены в любовные отношения так же, как и их партнеры, а бывает, даже и сильнее. Они чаще говорят, что чувствуют эйфорию, приятное головокружение, что они как будто «парят в облаках». В отличие от мужчин они более склонны фокусировать внимание на интимной доверительности отношений и на необходимости заботиться о своем партнере. Мужчин же сильнее занимают элементы любовной игры и физическая сторона отношений (Hendrick Hendrick, 1995).

Любовь-дружба

Страстная любовь, какой бы она ни была пылкой, в конце концов неизбежно угасает. Чем продолжительней взаимоотношения, тем больше эмоциональных подъемов и спадов (Berscheid others, 1989). Страстная влюбленность может сохраняться в течение нескольких месяцев, иногда — пару лет, но, как мы уже отмечали при обсуждении адаптации, никакая страсть не может быть вечной. Сильное увлечение друг другом, романтическая взволнованность, чувство головокружительного «парения в облаках» сходят на нет. После двух лет замужества супруги говорят о вдвое меньшей влюбленности друг в друга по сравнению с той, что они испытывали, будучи молодоженами (Huston Chorost, 1994). После четырех лет замужества процент разводов во всех культурах наиболее высок (Fisher, 1994). Если же близкие отношения продолжаются, они становятся более монотонными, сохранившими лишь остатки былой страстности. Такую связь Хатфилд называла любовью-дружбой.

В отличие от бурных эмоций страстной любви, такая любовь «звучит на более низких тонах» — это глубокая и нежная привязанность. Она более приземленная. Но ведь если у кого-то развивается привязанность к наркотикам, отвыкание может быть очень болезненным. Так же и с близкими отношениями. Взаимно зависимые пары, которые более не чувствуют пламени страстной любви, нередко открывают при разводе или смерти, что они потеряли значительно больше, чем ожидали. Сосредоточив свое внимание на том, чего им не хватает, они перестали замечать то, что имеют (Carbon Hatfield, 1992).

Постепенное охлаждение страстной любви и повышение значимости других факторов, таких, как общность ценностей, можно проследить, сравнивая чувства тех, кто вступил в брак по любви, с чувствами тех, кто сделал это по расчету. В Индии Уша Гупта и Пушпа Сингх (Usha Gupta Pushpa Singh, 1982) попросили пятьдесят семейных пар Джайпура отметить силу чувств на «шкале любви» Зика Рубина. Женившиеся по любви отмечали угасание любовного чувства, если их брак продолжался более пяти лет. Те же, кто женились по расчету, напротив, указывали, что чувство любви усиливается по сравнению с тем чувством, которое они испытывали, будучи новобрачными (рис. 26-2).

[Шкала любви Рубина, баллы (девятифакторная версия, диапазон возможных балов от 9 до 91), Брак по расчету, Брак по любви, Брак годы]

Рис. 26-2. Романтическая любовь между партнерами в браках по расчету и по любви. (Данные из Gupta Singh, 1982).

Охлаждение страстной романтической любви зачастую приводит к разочарованию, особенно среди тех, кто считал такую любовь необходимым условием заключения брака и его стабильности. Джеффри Симпсон, Брюс Кампбелл и Эллен Бершайд (Jeffry Simpson, Bruce Campbell Ellen Berscheid, 1986) предполагают, что «резкое увеличение количества разводов в последние двадцать лет связано — по крайней мере, отчасти — с тем, что люди стали придавать большее значение в своей жизни сильным положительным эмоциональным переживаниям (например, романтической любви), которые по прошествии времени имеют тенденцию утрачивать свою остроту. В отличие от североамериканцев жители Азии склонны фокусироваться не столько на личных ощущениях, сколько на практическом аспекте социальных привязанностей (Dion Dion, 1988; Sprecher others, 1994) и поэтому менее подвержены разочарованию. У них в меньшей степени проявляется индивидуализм, способный с течением времени привести к подрыву отношений и к разводу (Dion Dion, 1988; Triandis others, 1988).

Вполне возможно, что ослабление взаимной притягательности — это естественный адаптивный способ выживания. В результате страстной любви часто появляются дети, выживанию которых способствует уменьшение поглощенности родителей друг другом (Kenrick Trost, 1987). Между тем у людей, которые женаты более двадцати лет, в тот момент, когда семейное гнездо пустеет, былые романтические чувства нередко возрождаются вновь, так как супруги опять становятся вольны полностью сконцентрировать все внимание друг на друге (Hatfield Sprecher, 1987). «Ни один мужчина и ни одна женщина понятия не имеют о том, что такое любовь, пока они не проживут вместе в браке четверть века»,— говорил Марк Твен. Если связь была интимной и взаимно вознаграждаемой, то корни любви компаньонов — в богатой истории общих переживаний. Но что такое «интимность»? И что такое «взаимное вознаграждение»?

Сохранение близких отношений

Какие факторы способствуют расцвету и увяданию наших близких взаимоотношений? Давайте рассмотрим два из них: справедливое распределение и интимность.

Справедливое распределение

Если оба партнера в своих взаимоотношениях вольно или невольно преследуют своекорыстные интересы, дружба умирает.

И потому общество учит нас придерживаться взаимовыгодного обмена, который Элайн Хатфилд, Уильям Уолстер и Эллен Бершайд (Elaine Hattfield, William Walster Ellen Berscheid, 1978) назвали принципом справедливого распределения: то, что вы и партнер получаете от ваших взаимоотношений, должно быть пропорционально тому, что каждый из вас в них вкладывает. Если два человека получают одинаковые доходы, они должны вносить и равный вклад: иначе один из них почувствует несправедливость. Когда оба понимают, что их доходы соответствуют вкладам, и тот и другой испытывают чувство равноправного партнерства.

Незнакомцы и случайные знакомые поддерживают сбалансированные отношения, обмениваясь услугами: одолжи мне свои конспекты, а потом я дам тебе свои. Я приглашаю тебя к себе на вечеринку, а ты пригласишь меня к себе. Те же, кто поддерживают длительные взаимоотношения, включая соседей по комнате и влюбленных, не считают нужным действовать по принципу: «Ты — мне, я — тебе», то есть платить вечеринкой за вечеринку, конспектами — за конспекты (Berg, 1984). Они чувствуют себя свободнее, когда поддерживают равновесие с помощью взаимовыгодного обмена разными вещами («Слушай, ты не подкинешь мне на денек свои конспекты? Заодно и поужинаем вместе»), и в конце концов перестают следить, кто кому должен.

Долгосрочная сбалансированность

Но не нелепо ли полагать, что дружба и любовь коренятся в честном обмене услугами? Разве мы в ответ на просьбу любимого человека не даем ему то, что нужно, ничего не ожидая взамен? Действительно, люди, вовлеченные в долгосрочные сбалансированные отношения, не беспокоятся о сиюминутном равенстве вкладов. Маргарет Кларк и Джадсон Миллс (Margaret Clarck Judson Mills, 1979, 1993; Clarck, 1984, 1986) утверждают, что люди даже стараются избегать подсчета выгод, полученных или недополученных ими при обмене. Когда мы помогаем своему хорошему другу, мы не нуждаемся в немедленной выплате долга. Если кто-то приглашает нас на обед, мы медлим с ответным приглашением, чтобы человек не посчитал, что нами движет просто желание погасить социальную задолженность. Подлинные друзья с готовностью оказывают помощь даже в тех случаях, когда не может идти речи ни о какой компенсации затрат (Miller others, 1989). Люди, состоящие в счастливом браке, не нуждаются в подсчете того, сколько они дают и сколько получают (Buunk Van Yperen, 1991).

Тем не менее принцип справедливого распределения объясняет, почему люди обычно вносят равный вклад в романтические взаимоотношения. Вспомните, что зачастую пары являются «ровней» по внешней привлекательности, общественному положению и прочим параметрам, и если один уступает другому во внешней привлекательности, то, скорее всего, они не будут ровней и по социальному статусу. Но в целом вклад каждой стороны примерно одинаков. Никто не говорит своему партнеру (и только немногие думают): «Своим большим доходом ты обязан моей красоте». Но во взаимоотношениях, особенно когда они продолжительны, соблюдение принципа справедливого распределения является обязательным.

Восприятие справедливости распределения

Люди, состоящие в равноправных отношениях, испытывают большее удовлетворение (Fletcher others, 1987; Hatfield others, 1985; Van Yperen Buunk, 1990). Взаимоотношения, воспринимаемые их участниками как неравноправные, создают дискомфорт: партнер, выигрывающий от подобных отношений, может испытывать чувство вины, а считающий себя обделенным ощущает сильное раздражение. (Лишь если человек корыстолюбив, то, получая большую выгоду, он не ощущает несправедливости распределения.)

Роберт Шафер и Патриция Кейт (Robert Schafer Patricia Keith, 1980) провели опрос, в котором принимали участие несколько сотен супружеских пар разных возрастов. Исследователи обращали особенное внимание на тех, кто считал свой брак не вполне «равноправным», поскольку один из супругов слишком мало занимался приготовлением пищи, хозяйством, воспитанием детей и зарабатыванием денег. Несправедливое распределение наносит тяжелый урон: те, кто ощущают неравенство, испытывают стресс и депрессию. Когда ребенок в семье мал и ему приходится уделять много времени, жены часто чувствуют себя обделенными, а своих мужей незаслуженно вознагражденными, и, как следствие, взаимное удовлетворение от брака падает. Во время медового месяца и в ту пору, когда дети вырастают и покидают родительское гнездо, супруги, как правило, склонны воспринимать свои отношения равноправными и чувствуют удовлетворение от своего брака (Feeney others, 1994). Когда оба партнера свободно отдают и получают, когда они совместно принимают решения, в отношениях царят мир и любовь.

Самораскрытие

Глубокие дружеские взаимоотношения отличаются интимной доверительностью. Они дают нам возможность узнать, каковы мы на самом деле, и почувствовать, что нас воспринимают такими, какие мы есть. Мы открываем для себя восхитительные переживания в счастливом браке или в близкой дружбе — там, где настороженность вытесняется доверием и мы вольны раскрыть себя без страха потерять любовь (Holmes Rempel, 1989). Такая связь характерна для взаимоотношений, которые Сидни Джурард назвала самораскрытием (Derlega others, 1993). По мере того как взаимоотношения развиваются, партнеры все более раскрываются друг перед другом; их знания друг о друге становятся все глубже. В отсутствии таких близких отношений мы испытываем боль одиночества (Berg Peplau, 1982; Solano others, 1982).

В экспериментах исследовались как причины, так и следствия самораскрытия. Когда у людей проявляется склонность отвечать на такие сокровенные вопросы, как: «Что мне нравится и что мне не нравится в себе?» или: «Чего я больше всего стыжусь и чем больше всего горжусь?» Каково воздействие подобного рода откровений на тех, кто говорит, и тех, кто слушает?

Наиболее важным результатом такого поведения является эффект обоюдного самораскрытия: самораскрытие порождает самораскрытие (Berg, 1987; Miller, 1990; Reis Shaver, 1988). Мы наиболее откровенны с теми, кто откровенен с нами. Однако интимная доверительность редко возникает мгновенно. Чаще она развивается естественно, как в танце: я слегка приоткрываюсь, вы тоже приоткрываетесь, но не чересчур. Затем вы приоткрываетесь чуть больше, и я отвечаю тем же.

Некоторые люди обладают особым талантом вызывать других на откровенность. Они с легкостью вытягивают личные секреты — даже у тех, кто, как правило, говорит о себе немногое (Miller others, 1983; Pegalis others, 1994; Shafter others, 1996). Такие люди часто бывают хорошими слушателями. Во время разговора на их лице написано, что они внимательно вас слушают и, более того, получают от этого удовольствие (Purvis others, 1984). Они могут выражать свою заинтересованность, вставляя поддерживающие разговор фразы. Именно таких людей — людей, которые искренне говорят о своих чувствах, откликаются на чувства других и являются сопереживающими, восприимчивыми и отзывчивыми слушателями, — психолог Карл Роджерс (Carl Rogers, 1980) назвал «благодарными слушателями».

Каковы последствия такого самораскрытия? Джурард (Jourard, 1964) утверждает, что сбрасывание масок, позволяющее узнать истинное лицо, способствует зарождению любви. Она считает, что приятно открыться другому и вызвать его на ответную откровенность. К примеру, если у вас есть близкий друг, с которым вы можете обсуждать угрозы вашему представлению о самом себе, это наверняка поможет вам пережить подобные волнения (Swann Predmore, 1985). Подлинная дружба — это взаимоотношения, которые помогают нам справиться с проблемами, возникающими при общении с теми, кто нашими друзьями не является. «Когда рядом друг,— писал древнеримский философ Сенека,— мне кажется, что я в одиночестве и посему волен говорить все, что мне вздумается». Брак в своих наилучших проявлениях является именно такой дружбой, скрепленной преданностью.

Хотя близкие, доверительные отношения вознаграждаются, результаты многих экспериментов предостерегают нас от уверенности в том, что самораскрытие автоматически порождает любовь. Все не так просто. Это верно, что мы больше всего любим тех, перед кем раскрылись, и, как правило, нам нравятся те, кто доверился нам (R. L. Archer others, 1980), но мы не всегда любим тех, кто чересчур откровенен. Когда едва знакомый человек обрушивает на нас поток интимных подробностей своей жизни, он может показаться нам нескромным, незрелым и даже эмоционально неустойчивым (Dion Dion, 1978; Miell others, 1979). И тем не менее люди чаще предпочитают общаться с открытыми, самораскрывающимися людьми, а не с теми, кто держится отчужденно. Это особенно верно, когда разговор не может состояться без откровенности. Нам так приятно, когда обычно замкнутый человек говорит, что в нас есть что-то такое, что побуждает его к откровенности, и делится конфиденциальной информацией (Archer Cook, 1986; D. Taylor others, 1981). Приятно, когда вас считают человеком, которому можно довериться.

Интимно-доверительное самораскрытие — одна из приятных сторон любви. Откровенные друг с другом любовники и супруги выражают наибольшее удовлетворение своими отношениями и более склонны укреплять их (Berg McQuinn, 1986; Hendrick others, 1988; Sprecher, 1987). Как свидетельствуют результаты последнего национального исследования института Гэллапа по проблемам семьи, 75 % семейных пар, в которых супруги молятся вместе (и только 57 % пар, которые этого не делают), заявили, что считают свой брак очень счастливым (Greeley, 1991). Среди верующих супругов совместная молитва не что иное, как смиренное, доверительное, идущее от самого сердца самораскрытие. Те, кто молятся вместе, чаще заявляют, что они совместно обсуждают семейные проблемы, что они уважают своего супруга и высоко ценят его как любовника.

Исследователи также обнаружили, что женщины значительно чаще делятся своими страхами и чаще говорят о своих недомоганиях, чем мужчины (Cunningham, 1981). Как выразилась Кейт Миллет (Kate Millet, 1975) «женщины экспрессивны, а мужчины репрессивны». Между тем современные мужчины, в особенности сторонники равноправия полов, похоже, со все возрастающим желанием обнаруживают свои истинные чувства и испытывают удовлетворение, которое характерно для отношений обоюдного доверия и самораскрытия. А именно в этом, заявляют Артур Арон и Элейн Арон (Arthur Aron Elaine Aron, 1994), и заключается сущность любви: две половинки соединяются, раскрываются друг перед другом и начинают воспринимать себя как единое целое. Обе половинки, сохраняя свою индивидуальность, участвуют в совместной деятельности, получают удовольствие от сходства и взаимно поддерживают друг друга.

Завершение отношений

Часто любовь умирает. Что предсказывает распад семьи?

В 1971 году один человек написал своей невесте любовную записку, засунул в бутылку и бросил в Тихий океан между Сиэтлом и Гавайями. Десять лет спустя любитель утренних пробежек обнаружил ее на пляже острова Гуам:

«Даже если к тому времени, как письмо дойдет до тебя, я стану седым и старым, наша любовь все равно будет такой же юной, как сегодня. Возможно, эта записка найдет тебя через неделю, возможно — через многие годы... Если же она никогда не дойдет до тебя, она все равно будет написана у меня в сердце, и я сделаю все, чтобы доказать свою любовь к тебе. Твой муж Боб».

Женщину, которой была адресована эта записка, разыскали по телефону. Начали читать записку. Женщина разразилась смехом. Чем дольше она слушала, тем труднее, чувствовалось, давался ей смех. «Мы разведены»,— наконец произнесла она и бросила трубку.

Действительно, так происходит достаточно часто. Сравнивая неудовлетворительность своих отношений с той заботой и обожанием, которые, как им кажется, они могут найти в каком-то другом месте, люди разводятся все чаще и чаще — к концу века количество разводов почти вдвое превысило уровень 1960 года. Чуть больше половины американских браков и примерно 10 % канадских в наши дни заканчиваются разводом. «Живем все дольше, а любим все короче»,— саркастически бросил Ос Гинесс (Os Guiness, 1993, p. 309).

Социолог Норвел Гленн (Norval Glenn, 1991) проанализировал результаты опросов тысяч» американцев с 1972 по 1988 год, проследив судьбы браков, заключенных в начале 70-х годов. К концу 80-х только треть счастливых новобрачных избежали развода и по-прежнему заявляли, что «они очень счастливы». Учитывая некоторую переоценку собственного супружеского благополучия (ведь все-таки легче сказать постороннему человеку, что вам повезло со своим избранником, чем наоборот), Гленн пришел к заключению, что «реальное количество счастливых браков... видимо, не превышает 25 %». Основываясь на национальном опросе 1988 года, организация Гэллапа приходит к такому же нерадостному заключению: две трети взрослых в возрасте от 35 до 54 лет развелись, живут порознь или близки к этому (Colasanto Shriver, 1989). Если так будет продолжаться и впредь, «наша нация вскоре дойдет до того, что основным опытом взрослых станет нестабильность супружеских отношений».

Английский королевский дом хорошо знаком со всеми перипетиями современной семейной жизни. Сказочные браки принцессы Маргарет, принцессы Анны и принца Чарльза рухнули. Счастливые улыбки сменились угрюмыми взглядами. Сара Фергюсон вскоре после того, как она в 1986 году вышла замуж за британского принца Эндрю, с восторгом говорила: «Он такой умный, такой обаятельный, такой красивый. Я обожаю его!» Эндрю вторил ей: «Она самое лучшее, что есть в моей жизни». Шесть лет спустя Эндрю понял, что все ее друзья — «обыватели», а Сара высмеивала поведение мужа, называя его «ужасно неуклюжим» (Time, 1992).

Кто разводится?

Количество разводов широко варьируется от страны к стране. Ежегодно разводится от 0,01 % общего числа населения в Боливии, на Филиппинах и в Испании до 4,7 % в самой склонной к разводам стране в мире — в Соединенных Штатах. Чтобы прогнозировать уровень разводов в том или ином обществе, надо представить себе его шкалу ценностей (Triandis, 1994). В индивидуалистических культурах (где любовь — прежде всего чувство и где люди задают себе вопрос: «Что подсказывает мое сердце?») разводы — более частое явление, чем в коллективистских культурах (где любовь — это прежде всего социальные обязательства и где люди задают себе вопрос: «Что скажут другие?»). Индивидуалисты женятся «на то время, пока мы оба будем любить», коллективисты — чаще на всю жизнь. Индивидуалисты ожидают в браке больше страсти и исполнения своих личных желаний, чем коллективисты (Dion Dion, 1993). «Старайтесь сохранить романтические отношения» — этот лозунг признали важным для хорошего брака 78 % опрашиваемых американок и только 29 % японок (American Enterprise, 1992).

Развод также зависит от того, кто вступает в брак (Fergusson others, 1984; Myers, 1995b; Tzeng, 1992). Брак обычно сохраняется, если вступившие в него:

- стали супругами в возрасте не моложе 20 лет;

- оба выросли в прочной семье с двумя родителями;

- встречались в течение длительного периода времени до женитьбы;

- хорошо обеспечены, имеют хорошую работу и стабильный доход;

- имеют примерно одинаковый уровень образования;

- живут в маленьком городке или на ферме;

- не имели сожителя и не беременели до брака;

- верующие;

- одного возраста и вероисповедания.

Ни одного из этих условий самого по себе не достаточно для стабильного брака. Но если ни одно из этих условий не соблюдается, можно с уверенностью утверждать, что брак распадется. Если же в браке соблюдены все эти условия, то вероятность, что супруги проживут вместе до самой смерти, велика. Англичане, возможно, были правы, когда утверждали еще несколько столетий тому назад, что глупо считать временное опьянение страстной любовью достаточным основанием для принятия решения о заключении брака. В супруги нужно выбирать человека, к которому испытываешь прочное чувство дружбы, с которым у тебя много общего: окружение, интересы, привычки и ценности и т.д. (Stone, 1977).

Разрыв связи

После разрыва связи человек, как правило, постоянно думает о потерянном партнере, вновь и вновь проигрывая в памяти все, что с ним связано, затем впадает в глубокую тоску. Лишь спустя какое-то время начинается эмоциональное отстранение и возвращение к нормальной жизни (Hazan Shaver, 1994). Даже люди, которые давным-давно перестали чувствовать друг к другу привязанность, после расставания зачастую с удивлением для самих себя обнаруживают, что испытывают желание оказаться рядом с бывшим партнером. Сильные и длительные привязанности редко разрываются в одночасье. Разъединение — это процесс, а не сиюминутное событие.

Любовные пары переживают разрыв тем болезненней, чем сильнее и продолжительней их связь и чем меньше возможных альтернатив (Simpson, 1987). Рой Баумайстер и Сара Уотман (Roy Baumeister Sara Wotman, 1992), к своему удивлению, обнаружили, что в течение многих месяцев или даже лет люди с большей болью вспоминают то, как они отвергли чью-то любовь, а не то, как сами были отвергнуты. Душевные страдания возникают из-за чувства вины, что они причинили другому человеку боль, разбили его сердце. Супружеским парам разрыв несет дополнительные потери: шокированные родители и друзья, ограничение родительских прав, ощущение вины в нарушении клятвы. Тем не менее миллионы пар готовы принести эту жертву, лишь бы положить конец болезненной, ничем не вознаграждаемой связи, продолжение которой, по их мнению, сопряжено с еще большими издержками. К числу таких издержек — согласно опросу 328 супружеских пар — можно отнести десятикратное усиление симптомов депрессии, возникающих в ситуации, когда для брака характерен скорее разлад, чем удовлетворение (O'Leary others, 1994).

Когда взаимоотношения рушатся, развод не единственный выход. Кэрил Расбулт и ее коллеги (Caryl Rusbult others, 1986, 1987) исследовали три способа, к которым прибегают люди, стараясь избежать разрыва отношений. Некоторые люди проявляют терпение — пассивное, но оптимистическое ожидание улучшения ситуации. Проблемы настолько серьезны, что о них больно говорить, а риск разрыва настолько велик, что такой терпеливый супруг упорно продолжает цепляться за эти отношения, надеясь на возвращение прекрасного прошлого. Другие (особенно мужчины) будут равнодушно наблюдать за тем, как ухудшаются взаимоотношения. Когда болезненная неудовлетворенность игнорируется, эмоциональный разрыв неизбежен. Партнеры разговаривают друг с другом все реже и реже и начинают задумываться о жизни врозь. Ну а кто-то будет открыто выражать тревогу и начнет предпринимать решительные шаги для того, чтобы улучшить отношения.

Исследование за исследованием свидетельствуют, что несчастливые супруги проявляют несговорчивость, авторитарность, склонны критиковать и подавлять друг друга. Счастливые пары гораздо чаще соглашаются друг с другом, одобряют действия друг друга, в таких семьях чаще звучит смех (Noller Fitzpatrick, 1990). Джон Готтман (John Gottman, 1994), проанализировавший взаимоотношения двух тысяч семейных пар, заметил, что не следует думать, будто в счастливой семье не бывает ссор. Просто супруги в таких семьях, как правило, стремятся уладить возникающие противоречия мирным путем, а критические замечания уравновесить любовью. При удачном браке положительные взаимодействия (улыбки, прикосновения, комплименты, смех) преобладают над негативными (сарказмами, неодобрениями, укорами) в соотношении не меньше чем 5:1.

Счастливые пары учатся, иногда с помощью психологического тренинга, воздерживаться от резких слов и «подливания масла в огонь», учатся честно спорить, излагая свои чувства в не оскорбительной для оппонента манере, деперсонализируя конфликт с помощью реплик типа: «Я знаю, что это не твоя вина» (Markman others, 1988; Notarius Markman, 1993; Yovetich Rusbuld, 1994). Улучшатся ли неблагополучные взаимоотношения, если партнеры согласятся поступать так, как это делают счастливые пары? Реже упрекать и критиковать, чаще одобрять и соглашаться, временами воздерживаться от выражения своего недовольства? Коль скоро установки следуют за поведением, то, может быть, и чувства следуют за действиями?

Этим вопросом заинтересовались Джоан Келлерман, Джеймс Льюис и Джеймс Лэрд (Joan Kellerman, James Lewis James Lard). Они знали, что страстно любящие друг друга партнеры часто обмениваются продолжительными взглядами (Rubin, 1973). А не будут ли подобные взгляды пробуждать чувства у тех, кто не связан любовными отношениями? Чтобы это выяснить, они попросили незнакомых друг с другом мужчин и женщин в течение двух минут внимательно смотреть либо на руки, либо в глаза друг другу. Когда участники эксперимента были опрошены порознь, те, кто смотрели друг другу в глаза, сообщили о возникновении симпатии к партнеру. Сымитированная любовь возымела свое действие.

Исследователь Роберт Стернберг (Robert Sternberg, 1988) уверен, что если не прекращать открыто выражать свою любовь в словах и поступках, то и в продолжительном супружестве можно сохранить яркие чувства первоначальной романтической любви:

«Слова «жили долго и счастливо» отнюдь не миф. Чтобы это стало реальностью, нужно научиться находить радость в различных формах взаимных чувств. Пары, которые надеются, что их страсть продлится вечно, а близкие отношения будут неизменными, ждет разочарование. Мы должны постоянно и осознанно перестраивать и обновлять наши любовные взаимоотношения. Взаимоотношения похожи на здания, которые со временем начинают рушиться, если их не поддерживать и не подправлять. Мы не можем надеяться на то, что взаимоотношения сами о себе позаботятся, как не можем ожидать этого от архитектурного сооружения. Наоборот, это мы должны нести ответственность за качество построенных нами взаимоотношений и заботиться об их долговечности.

При наличии всех необходимых психологических составляющих супружеского счастья: добрых отношений, социальной и сексуальной близости, умения в равной степени отдавать и получать можно поспорить с французской пословицей: «С любовью исчезает время, а со временем исчезает любовь». Требуется усилие, чтобы воспрепятствовать угасанию любви. Требуется усилие, чтобы выкроить время на обсуждение событий дня. Требуется усилие, чтобы преодолеть раздоры и перебранки, а вместо этого дать друг другу возможность спокойно высказать все свои обиды, тревоги и мечты. Требуется время, чтобы превратить взаимоотношения в «бесклассовую утопию социального равенства» (Sarnoff Samoff, 1989), когда оба партнера не ведут учета взаимных одолжений, а вместе принимают решения и наслаждаются жизнью.»

Понятия для запоминания

Взаимность самораскрытия (Disclosure reciprocity) — тенденция к обоюдной откровенности при доверительном разговоре.

Двухфакторная теория эмоций (Two-factor theory of emotion) — возбуждение + ярлык = эмоция (Эмоциональные переживания есть продукт психологического возбуждения и того, какой когнитивный ярлык мы присваиваем этому возбуждению.)

Любовь-дружба (Companionate love) — чувство, которое мы испытываем к человеку, жизнь которого тесно переплетена с нашей собственной.

Самоконтроль (Self-monitoring) — наблюдение за самим собой в различных социальных ситуациях и старание вести себя так, чтобы произвести желаемое впечатление.

Самораскрытие (Self-disclosure) — раскрытие сокровенных переживаний и мыслей перед другим человеком.

Справедливое распределение (Equity) — условия, при которых «доход» каждого участника взаимоотношений пропорционален его «вкладу». Обратите внимание на то, что справедливость в данном случае отнюдь не означает постоянно равного «дохода».

Страстная любовь (Passionate love) — состояние сильного влечения к союзу с другим человеком. Страстные любовники растворяются друг в друге, испытывают восторг, добившись любви своего партнера, и становятся безутешными, когда ее теряют.

Новости!

30.12.2013Женщины больше ревнуют находясь на работе Гpуппа ученых из Испании, Нидеpландoв и Аpгентины пpoанализиpoвала pазличия между мужчинами и женщинами в чувствах зависти и pевнoсти на pабoте. Специалисты выяснили, чтo внутpипoлoвая кoнкуpенция oбычнo пpивoдит к усилению этих эмoций у женщин. Нo хopoшие сoциальные навыки кoнкуpентoв мoгут спpoвoциpoвать сильные эмoции и у мужчин.

25.12.2013Пишите лучше SMS Pезультаты исследoвания амеpиканских ученых пoказали, чтo люди бoлее склoнны давать бoлее вдумчивый oтвет и тoчную инфopмацию в текстoвых сooбщениях, а не в pазгoвopе. На тoчный oтвет пo телефoну не хватает вpемени?

17.12.2013Чем больше мы сидим в сети, тем нам грустнее? Телефoн или нoутбук мoжет диагнoстиpoвать наличие у вас депpессии. Диагнoз ставится пo анализу вpемени, кoтopoе вы пpoвoдите в интеpнете.

08.12.2013Грезы об идеальном отдыхе Для некoтopых идеальный oтпуск – этo мнoгoлетнее планиpoвание и мечты. Нoвoе исследoвание пoказывает, чтo, кoгда мы мечтаем o дoлгoжданнoй пoездке, мы склoнны игнopиpoвать oтpицательные мoменты, кoтopые мoгут пoставить пoд угpoзу пpинятие pешения o путешествии. Пpедставьте: вы хoтели бы съездить в Австpалию в этoм гoду…