Главная » Библиотека » Книги » Майерс Дэвид - Изучаем социальную психологию » ЧАСТЬ IV. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ » Глава 19. НЕПРИЯЗНЬ К НЕПОХОЖИМ НА НАС

ЧАСТЬ IV. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Проанализировав, чем занимается социальная психология (часть первая), что мы думаем друг о друге (часть вторая) и как мы влияем друг на друга (часть третья), мы наконец подошли к третьему аспекту социальной психологии — как мы относимся друг к другу. Наши чувства и действия по отношению к окружающим иногда бывают негативными, иногда позитивными.

Последующие главы о предрассудках, агрессии и конфликтах рассматривают малоприятные аспекты человеческих взаимоотношений. Почему мы не любим или даже презираем друг друга? Почему и когда мы причиняем друг другу боль?

Затем в главах о примирениях после конфликта, о симпатиях и любви, об оказании помощи мы рассмотрим более приятные аспекты человеческих взаимоотношений. Как можно справедливо и миролюбиво разрешать социальные конфликты? Почему нам нравятся те или иные люди? За что мы любим других? В каких случаях мы предлагаем помощь?

Глава 19. НЕПРИЯЗНЬ К НЕПОХОЖИМ НА НАС

Предубеждения могут возникать по разным поводам: против «северо-восточных либералов» или против «красношеих южан», против «арабских террористов» или «христианских фундаменталистов», против низкорослых, против толстых, против домоседов. Обратимся к наглядным примерам:

- В 1961 году афро-американке Чарлейн Хантер, в настоящее время радиокомментатору на PBS, потребовалось разрешение федеральных властей, вменяющее в обязанность университету штата Джорджия принять ее на обучение. Через неделю после ее поступления администрация университета обратилась в суд для разрешения вопроса о том, может ли она быть допущена в университетскую столовую (Menand, 1991).

- Предрассудки в отношении девушек и женщин бывают завуалированными, но иногда их сила разрушительна. Конечно, нигде в современном мире младенцев женского пола не обрекают на верную смерть, оставляя их на склоне горы, как это иногда практиковалось в Древней Греции. Однако во многих развивающихся странах до сих пор смертность девочек выше смертности мальчиков.

- Когда мужчины стремятся исполнять роли, традиционно считавшиеся женскими, они также сталкиваются с дискриминацией. Элизабет Тернер и Энтони Преткенис (Elisabeth Turner Anthony Pratkanis, 1994) разослали идентичные письма с запросами о вакансиях от имени студентов колледжа дошкольного воспитания в 56 дошкольных учреждений семи городов. На письма за подписью «Мэри И. Джонсон» почти из половины центров были получены ответы, выражавшие заинтересованность в дальнейшем обсуждении предложения. На те письма, где стояла подпись «Джонсон, Дэвид И.», только один из десяти ответов был обнадеживающим.

- Группа студентов-гомосексуалистов из Иллинойсского университета объявила, что девизом одного весеннего дня будет: «Если ты гей, надень сегодня голубые джинсы». Когда указанный день наступил, многие студенты, до того «не вылезавшие из джинсов», проснулись утром с твердым намерением надеть шорты или слаксы. Группа геев пришла к выводу: установки по отношению к гомосексуалистам на данный момент таковы, что многие скорее откажутся от своей привычной одежды, чем позволят заподозрить себя в гомосексуальности (RCAgenda, 1979).

Что такое предрассудки?

Предрассудки, стереотипы, дискриминация, расизм, сексизм — эти термины часто пересекаются. Прежде чем разбираться, что же такое предрассудки, давайте определимся в терминах. Каждый из приведенных терминов предполагает негативную оценку какой-либо группы. Это и составляет суть предрассудка — неоправданно негативная установка по отношению к группе и ее отдельным членам. Предрассудок — это заведомое осуждение; он внушает нам предубеждение против человека исключительно на основании его идентификации с некой группой.

Предрассудок — это установка, а установка, в свою очередь,— это определенное сочетание чувств, убеждений и склонности действовать так или иначе. Людям с предрассудками не нравятся те, кто не похож на них самих; они ведут себя в дискриминационной манере, убежденные в том, что те, другие, невежественны и опасны и т. п.

Негативные оценки, отличающие предрассудок, могут проистекать из эмоциональных ассоциаций, из потребности оправдать поведение или из негативных убеждений, называемых стереотипами. Следовать стереотипу — значит обобщать: англичане скрытные; американцы общительные; профессора — чудаки. (Dion, 1987; Dion Cota, 1991; Dion Schuller, 1991). В подобных обобщениях может содержаться зерно правды: люди на самом деле разные.

Проблемы со стереотипами возникают тогда, когда они слишком обобщенные или явно неверные. Говорить, что большинство клиентов службы благотворительного социального обеспечения составляют афро-американцы, — значит обобщать, потому что это не так. Другая проблема возникает в тех случаях, когда люди приписывают негативно оцениваемые различия свойствам расы, игнорируя при этом неблагоприятные социальные воздействия. Люди могут отмечать, что расовая принадлежность коррелирует с преступностью, но не видеть, что в основе этого лежит такой разрушительный фактор, как бедность. Стоит исключить влияние бедности (например, сравнить темнокожих и белых американцев, принадлежащих к среднему социальному классу), и, как правило, расовые различия исчезают (Coontz, 1992; Schaller O'Brien, 1992). Насилие сравнимо с туберкулезом, который случается чаще среди афро-американцев, но сам по себе не имеет никакого отношения к расе (Eron others, 1997). Скорее и преступность и туберкулез происходят от бедности и ассоциируются с обветшалым жилищем и плохим здоровьем. Богатые чернокожие не входят в группу риска потенциальных туберкулезников, а бедные белые входят.

Предрассудок — это негативная установка; дискриминация — это негативное поведение. В основе дискриминирующего поведения часто, но не всегда, лежат установки предвзятости (Dovidio others, 1996). Как подчеркивалось в предыдущих главах, установки и поведение часто переплетены и взаимообусловлены. Отчасти вследствие этого наше поведение говорит о большем, чем наши внутренние убеждения. Установки, обусловленные предрассудками, не обязательно приводят к враждебным действиям, и не все проявления угнетения проистекают из предрассудков. Расизм и сексизм представляют собой институционализированное применение дискриминации, включая и те случаи, когда нет никаких предрассудков.

Если бы практика собеседования при приеме на работу во всех сферах бизнеса, где заняты представители белой расы, имела результатом отсеивание темнокожих претендентов, эта практика могла бы быть названа расистской, даже если бы наниматель исходил из совершенно иных соображений. В этой главе мы исследуем причины и следствия установок предвзятости. Помня о том, что расистская и сексистская политика не обязательно предполагают наличие подобных установок, рассмотрение вопросов расизма и сексизма в их институционализированных формах я оставляю социологам и политологам.

Насколько распространены предрассудки?

Являются ли предрассудки неизбежными? Давайте обратимся к наиболее изученным примерам — расовым и гендерным предрассудкам.

Расовые предрассудки

В контексте целого мира любая раса является меньшинством. Например, люди с белой кожей не латиноамериканского происхождения составляют от силы одну пятую всех людей на земном шаре, а в первой половине следующего столетия они будут составлять только одну восьмую часть всего мирового населения. Благодаря мобильности и миграции населения в течение двух прошлых столетий современные расы перемешались. Иногда отношения между ними складываются враждебные, а иногда дружественные.

Исчезают ли расовые предрассудки?

В 1942 году большинство американцев сходились во мнении: «В автобусах должны быть отведены специальные места для негров» (Hyman Sheatsley, 1956). Сегодня такое заявление могло бы показаться странным. В 1942 году меньше одной трети всех белых американцев (и только 1 из 50 в южных штатах) поддерживали отмену сегрегации в школах; к 1980 году сторонники совместного обучения составили 90 %. Принимая во внимание, какой незначительный исторический срок прошел с 1942 года или даже со времен рабства, надо признать, что перемены произошли впечатляющие.

Установки самих афро-американцев также изменились с 40-х годов, когда Кеннет Кларк и Мейми Кларк (Kenneth Clark Mamie Clark, 1947) со всей очевидностью продемонстрировали, сколь многие люди имеют предрассудки по отношению к темнокожим. В 1954 году Верховный суд США, вынося свое историческое решение о неконституционности сегрегации в школьном образовании, счел знаменательным следующее обстоятельство: когда К. Кларк и М. Кларк предлагали чернокожим детям выбирать между «чернокожими» и «белыми» куклами, большинство останавливали свой выбор на «белых»; в исследованиях же периода 50—70-х годов все чаще предпочитали «чернокожих» кукол. А взрослые чернокожие все чаще усматривали сходство между собой и белыми в отношении таких черт, как интеллект, склонность к лени и зависимость (Jackman Senter, 1981; Smedley Bayton, 1978).

Итак, можем ли мы сделать вывод, что в США и Канаде расовых предрассудков более не существует? Нет, не можем. Расовые предрассудки хотя уже и не в моде, но все еще существуют. И они обычно всплывают на поверхность, когда люди думают, что выражать их безопасно.

В США предрассудки проявляются среди относительно небольшой части белых, которые, как показано на рис. 19-1, открыто выражают неприязнь по отношению к чернокожим. Примеры открытой этнической враждебности можно отыскать повсюду: хорошо известна вражда между сербами и мусульманами в бывшей Югославии, между тутси и хуту — в Руанде.

[Утвердительные ответы, Поменяли бы вы место жительство, если бы среди ваших соседей преобладали темнокожие?, Имеют ли люди с белой кожей право не позволять темнокожим жить по соседству?, 1960, 1970, 1980, 1990, 1994, Годы]

Рис. 19-1. Расовые установки белых американцев в период с 1963 года по 1997 год. (Поданным Gallup National Opinion Research Center Surveys Schuman others, 1998.)

Предрассудки все еще обнаруживаются в ответах на вопросы, касающиеся интимных контактов между представителями различных рас. Высказывание «Вероятно, я буду чувствовать себя неловко, если придется танцевать с чернокожим» отражает более сильное расовое чувство, чем слова «Вероятно, я буду чувствовать себя неловко, если придется ехать в одном автобусе с чернокожим». Это помогает объяснить, почему при опросе студентов из 390 колледжей и университетов 53 % чернокожих студентов чувствовали себя исключенными из сферы общественной деятельности (Hurtado others, 1994). (О сходных чувствах сообщили 24 % американцев азиатского происхождения, 16 % — мексиканского и 6 % — европейского.) Такие отношения большинства с меньшинством выходят за пределы понятия расы. В баскетбольных командах NBA меньшинство игроков (в данном случае белых) чувствуют похожую отстраненность от групповой социализации (Schoenfeld, 1995).

Это явление — устойчивость предрассудков в более интимных сферах общения — представляется общераспространенным. В Индии те, кто придерживается системы каст, позволяют представителям более низшей касты заходить в свой дом, но не допускают браков с ними (Sharma, 1981). В национальном обзоре, проведенном среди американцев, 75 % опрошенных сообщили, что они «могли бы делать покупки в магазине, принадлежащем гомосексуалисту», но только 39 % согласились бы «посещать врача-гомосексуалиста» (Henry, 1994).

Скрытые формы предрассудков

Многие предрассудки остаются скрытыми, пока не выявляются при определенных обстоятельствах. Когда студенты, думая, что находятся под контролем детектора лжи, выказывали предубежденное отношение к другим расам, они допускали, что это — предрассудки. В одном из экспериментов студентам предлагалось оценить идентичное поведение белого и чернокожего человека. В эксперименте Бирта Дункана (Birt Duncan, 1976) белые студенты из Калифорнийского университета в Ирвайне просматривали видеозапись эпизода, в котором один мужчина в ходе непродолжительного спора слегка толкал другого. Когда белый толкал чернокожего, только 13 % зрителей оценили это действие как «насильственное поведение». Они оценивали толчок как нечто несерьезное. Но совершенно другое отношение проявлялось, когда чернокожий толкал белого: 73 % участников эксперимента уверенно говорили, что это «насилие».

Поведение людей по отношению к чернокожим и белым исследовалось неоднократно. В результате было выяснено, что представители белой расы в равной степени помогают любому, кто в этом нуждается, кроме тех случаев, когда нуждающийся в помощи находится на очень далеком расстоянии. Аналогичным образом в случае, когда экспериментаторы предлагали испытуемым использовать удары электротока в процессе «обучения» правильному выполнению задания, белые испытуемые не наносили ударов большей силы чернокожим (скорее наоборот, более интенсивные электрические разряды доставались белым). Исключения составили лишь те случаи, когда белые испытуемые были сильно рассержены, когда «жертва» не могла отплатить им тем же или когда «жертва» не знала, кто наносит удар (Crosby others, 1980; Rogers Prentice-Dunn, 1981) (рис. 19-2).

[Интенсивность и длительность удара электрическим током, Чернокожая жертва, Белокожая жертва, Оскорбления не было, Оскорбление было]

Рис. 19-2. Могут ли гнев или раздражение провоцировать проявление латентных предрассудков? Когда белые студенты посылали удары электрического тока в рамках «эксперимента по модификации поведения», они вели себя менее агрессивно по отношению к послушной «чернокожей жертве». Но когда по ходу эксперимента «жертвы» оскорбляли «палачей», те отвечали более агрессивно в том случае, когда в роли жертвы выступал чернокожий участник эксперимента (по данным Rogers Prentice-Dunn, 1981).

Итак, дискриминирующее поведение проявляется открыто не только в тех случаях, когда выглядит как обусловленное предрассудком, но и тогда, когда предрассудок скрывается за каким-нибудь иным мотивом.

Когда явный предрассудок исчезает, все еще сохраняются автоматические эмоциональные реакции. По данным Патриции Девайн и ее коллег (Patricia Devine others, 1989, 1995), участники обследования, получившие низкие и высокие баллы по степени выраженности у них того или иного предрассудка, имели одинаковые стереотипы и часто демонстрировали сходные автоматические реакции. Различие между ними состояло в том, что человек с низкой степенью выраженности предрассудка, как правило, пытается подавить мысли и чувства, обусловленные этим предрассудком. «Это похоже на сознательную борьбу с вредной привычкой,— говорит Девайн. — Стараясь подавить нежелательные мысли — о еде, о романе с женой друга или осуждающие мысли о людях, непохожих на нас самих, можно заметить, что иногда такие мысли просто отказываются уходить» (Macrae others, 1994; Wegner Erber, 1992). Непрошеные мысли и чувства имеют тенденцию упорно сохраняться.

Гендерные предрассудки

Насколько распространены предрассудки по отношению к женщинам? В главе 10 мы рассматривали гендерно-ролевые нормы — представления людей о том, как должны вести себя женщины и мужчины. Здесь мы рассмотрим гендерные стереотипы — представления людей о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины.

Гендерные стереотипы

Исследования указывают на два бесспорных факта: существуют сильные гендерные стереотипы, и, как часто бывает, эти стереотипы принимаются и членами той группы, в отношении которой они действуют. Мужчины и женщины соглашаются с тем, что можно судить о книге уже по тому, какая фамилия напечатана на обложке — мужская или женская. Проанализировав результаты опроса, проведенного ими в Мичиганском университете, Мэри Джекман и Мэри Сентер (Mary Jackman Mary Senter, 1981) пришли к выводу, что гендерные стереотипы намного сильнее расовых. Например, только 22 % мужчин думали, что оба пола в равной степени эмоциональны. Из оставшихся 78 % соотношение тех, кто считал женщин более эмоциональными, и тех, кто считал более эмоциональными мужчин, составляло 15:1. А что думают по этому поводу женщины? Их ответы оказались практически идентичными, с разницей всего лишь в один процент.

Обратимся также к исследованию Натали Портер, Флоренс Гейс и Джойс Дженнингс Уолстедт (Natalie Porter, Florence Geis Joyce Walstedt, 1983). Они показывали студентам фотографии «группы выпускников университета, работающих над исследовательским проектом в одной команде» (рис. 19-3), а затем предлагали им высказать свои первые впечатления. Студенты должны были ответить на вопрос, кто из этой команды, по их мнению, мог внести наибольший интеллектуальный вклад в данный проект. Когда группа на фотографии состояла только из мужчин, студенты преимущественно выбирали того, кто сидел во главе стола. Когда группа была разнородной по полу, опять же выбирали мужчину, сидевшего во главе стола. А вот если там сидела женщина, ее обычно просто игнорировали. Каждый из мужчин на рис. 19-3 выбирался на роль лидера в три раза чаще, чем все три женщины вместе взятые! Это стереотипное представление о мужчине как о лидере было в равной степени характерным не только для мужчин и женщин в целом, но и для феминисток и не феминисток, в частности. Так насколько же распространены гендерные стереотипы? Очень сильно.

[изображен стол, слева сидит женщина и мужчина, справа тоже женщина и мужчина, во главе стола сидит одна женщина]

Рис. 19-3. Как вы думаете, кто из этих людей внес наибольший интеллектуальный вклад в исследовательский проект? Когда эту фотографию показывали студентам, они обычно указывали на одного из двух мужчин, а если на фотографии была представлена однополая группа, те же студенты чаще выбирали человека, сидящего во главе стола.

Вспомним, что стереотипы — это обобщенные представления о группе людей, и они могут быть верными, ложными или выстроенными на чрезмерном обобщении крупицы правды, в них заложенной. Как мы отмечали ранее, среднестатистический мужчина и среднестатистическая женщина действительно в некоторой степени отличаются друг от друга по общительности, эмпатии, социальному влиянию, агрессивности и сексуальной инициативе (но не по уму). Можно ли на этом основании утверждать, что гендерные стереотипы точны? По наблюдениям Дженет Свим (Janet Swim, 1994), в определенных случаях можно. Она обнаружила, что выявленные у студентов Пенсильванского университета стереотипы, касающиеся женской и мужской нетерпеливости, невербального восприятия, агрессивности и т. д., заметно приближались к действительным гендерным различиям. Вдобавок к этому подобные стереотипы имеют тенденцию сохраняться на протяжении весьма продолжительного времени, и отдельные психологи-эволюционисты начинают верить, что они отражают реальные врожденные качества (Lueptow others, 1995).

Но иногда гендерные стереотипы явно преувеличивают имеющиеся незначительные различия — к такому заключению пришла Кэрол Линн Мартин (Carol Lynn Martin, 1987), опросив большое количество посетителей университета Британской Колумбии. Она просила их выбрать из списка психологических характеристик те, которые соответствуют их представлению о самих себе, а также оценить, какой процент мужчин и женщин в Северной Америке обладает теми же характеристиками. Мужчины чуть чаще, чем женщины, характеризовали себя как уверенных и доминирующих, и чуть реже как нежных и сострадательных. Однако в соответствующих стереотипах эти различия сильно преувеличены. Люди считают, что североамериканские мужчины почти вдвое более уверены в себе и склонны подавлять, чем женщины, и наполовину менее нежны и сострадательны.

Стереотипы (убеждения) — это не предрассудки (установки). Стереотипы могут поддерживать предрассудки. Но тогда можно не иметь никаких предрассудков и верить, что мужчины и женщины «разные, но тем не менее они равны». Давайте посмотрим, как исследователи изучают гендерные предрассудки.

Гендерные установки

Судя по тому, что люди сообщают исследователям, установки по отношению к женщинам изменяются с такой же быстротой, что и расовые установки. В 1937 году треть американцев выразила готовность проголосовать «за», если бы их партия выдвинула в качестве кандидатуры на пост президента женщину. В 1988 году об этом сообщили 9 из 10 избирателей (рис. 19-4). В 1967 году 56 % студентов-первокурсников согласились с тем, что деятельность замужних женщин лучше всего ограничить домом и семьей; в 1993 году только 24 % студентов согласились с этим (Astin others, 1987; Sax others, 1997).

[Проголосовали бы за женщину-президента, Одобряют работающих женщин]

Рис. 19-4. Предрассудки против женщин: идея, время которой ушло? Процент американцев, высказавших одобрение в адрес замужних женщин, имеющих способного обеспечить семью мужа, но тем не менее работающих, а также процент тех, кто намеревался проголосовать за женщину-кандидата в президенты, неизменно растет начиная с середины 30-х годов (по данным Niemi others, 1989; Smith, 1997).

По мнению Элис Игли и ее коллег (Alice Eagly others, 1991), Джеффри Хаддока и Марка Занны (Geoffrey Haddock Mark Zanna, 1994), у людей не возникает негативной, «инстинктивной» реакции на женщин, как это случается у них по отношению к некоторым другим группам. Большинству людей женщины нравятся даже больше, чем мужчины. Они воспринимают женщин как более понимающих, добрых и отзывчивых. Таким образом, благоприятный стереотип — который Игли (Eagly, 1994) именует эффектом прекрасных женщин — способствует созданию благожелательной обстановки.

Итак, ослабевают ли гендерные установки в западных странах? Можно ли считать, что женское движение почти завершило свое дело? Как и в случае расовых предрассудков, вопиющие гендерные предрассудки умирают, но завуалированная предубежденность жива. Когда мужчины верят, что экспериментатор с помощью детектора лжи может узнать их истинные установки, они выражают меньше восторгов по поводу прав женщин. Даже прибегая только к опросникам, Дженет Свим (Janet Swim, 1995) выявила скрытый («современный») сексизм, существующий параллельно с завуалированным («современным») расизмом. Люди, его придерживающиеся, с одной стороны, отрицают дискриминацию, а с другой — не желают принимать идею равенства.

Предубеждения проявляются и в поведении. Это было продемонстрировано группой исследователей во главе с Джен Айрис (Jan Ayres, 1991), которые посетили 90 дилеров по продажам автомобилей в Чикаго. Исследователи использовали стандартную стратегию: они пытались выторговать наиболее низкую цену за новую машину, которая обошлась самому дилеру примерно в 11 000 долларов. В итоге средняя цена для белых мужчин составила 11 362 доллара; для белых женщин — 11 504 доллара; для чернокожих мужчин — 11 783 доллара, а для чернокожих женщин — 12 237 долларов.

Большинству женщин известно о существовании гендерных предрассудков. Они убеждены в том, что дискриминация по полу затрагивает большую часть работающих женщин, что выражается в более низкой заработной плате, а также в более низкой оплате традиционно женского труда — такого, как уход за детьми. Уборщики мусора получают больше, чем воспитатели дошкольных учреждений (по преимуществу женщины). Однако Фей Кросби и ее коллеги (Faaye Crosby others, 1989) выявили в повторном исследовании интересный факт: большинство женщин отрицают, что чувствуют, будто лично они являются объектами дискриминации, и считают, что дискриминации подвергаются другие женщины. Их работодатель не является нечестным. Дела у них идут лучше, чем у женщин в среднем. Поскольку они не жалуются, руководители учреждений — даже тех, где дискриминация очевидна,— могут уверовать в торжество справедливости. Сходное отрицание личной ущемленности при признании дискриминации по отношению к своей группе выявлено у безработных, открыто заявляющих о себе лесбиянок, афро-американских и канадских меньшинств (Dion Kawakami, 1996; Taylor others, 1990).

В целом за пределами стран западной демократии гендерная дискриминация выражена резче в странах, где родители больше надежд возлагают на мальчиков. В Южной Корее мальчиков рождается на 14 % больше, чем девочек, в Китае — на 18 %. Результат продиктованных выбором пола абортов и умерщвления младенцев — это 76 миллионов, мягко говоря, «потерянных женщин» (Klasen, 1994; Kristof, 1993).

В заключение можно сказать, что предрассудки против людей с иным цветом кожи и против женщин в наши дни распространены гораздо в меньшей степени, чем четыре десятилетия назад. Тем не менее методы, чувствительные к завуалированным предрассудкам, все еще выявляют широкое распространение подобных отношений, вызванных предубеждением. В некоторых регионах мира гендерные предрассудки вызывают серьезную обеспокоенность. Поэтому необходимо очень внимательно отнестись к проблеме существования предрассудков и вызывающих их причин.

Понятия для запоминания

Дискриминация (Discrimination) — неоправданно негативное поведение по отношению к группе или ее членам.

Предрассудки (Prejudice) — неоправданно негативная установка по отношению к группе или отдельным ее членам.

Расизм (Racism) — 1) индивидуальные предвзятые установки и дискриминирующее поведение по отношению к людям определенной расы или 2) институционализированная практика (даже если она и не мотивирована предрассудком), выражающаяся в том, что представителям определенной расы навязывается подчиненное положение.

Сексизм (Sexism) — 1) индивидуально предвзятые установки и дискриминирующее поведение по отношению к представителям того или иного пола или 2) институционализированная практика (даже если она и не мотивирована предрассудком), выражающаяся в том, что представителям того или иного пола навязывается подчиненное положение.

Стереотипы (Stereotype) — мнения о личностных качествах группы людей. Стереотипы могут быть чрезмерно обобщенными, неточными и резистентными к новой информации.

Новости!

30.12.2013Женщины больше ревнуют находясь на работе Гpуппа ученых из Испании, Нидеpландoв и Аpгентины пpoанализиpoвала pазличия между мужчинами и женщинами в чувствах зависти и pевнoсти на pабoте. Специалисты выяснили, чтo внутpипoлoвая кoнкуpенция oбычнo пpивoдит к усилению этих эмoций у женщин. Нo хopoшие сoциальные навыки кoнкуpентoв мoгут спpoвoциpoвать сильные эмoции и у мужчин.

25.12.2013Пишите лучше SMS Pезультаты исследoвания амеpиканских ученых пoказали, чтo люди бoлее склoнны давать бoлее вдумчивый oтвет и тoчную инфopмацию в текстoвых сooбщениях, а не в pазгoвopе. На тoчный oтвет пo телефoну не хватает вpемени?

17.12.2013Чем больше мы сидим в сети, тем нам грустнее? Телефoн или нoутбук мoжет диагнoстиpoвать наличие у вас депpессии. Диагнoз ставится пo анализу вpемени, кoтopoе вы пpoвoдите в интеpнете.

08.12.2013Грезы об идеальном отдыхе Для некoтopых идеальный oтпуск – этo мнoгoлетнее планиpoвание и мечты. Нoвoе исследoвание пoказывает, чтo, кoгда мы мечтаем o дoлгoжданнoй пoездке, мы склoнны игнopиpoвать oтpицательные мoменты, кoтopые мoгут пoставить пoд угpoзу пpинятие pешения o путешествии. Пpедставьте: вы хoтели бы съездить в Австpалию в этoм гoду…