Главная » Библиотека » Книги » Майерс Дэвид - Изучаем социальную психологию » ЧАСТЬ III. СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ » Глава 10. ПОЛ, ГЕНЫ, КУЛЬТУРА

ЧАСТЬ III. СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ

Социальные психологи изучают не только то, что мы думаем друг о друге,— тема нашей предшествующей главы,— но также и то, как мы влияем друг на друга и как мы друг с другом связаны. Главы с 10-го по 18-й будут посвящены центральной теме социальной психологии: силам социального воздействия.

Что же это за невидимые социальные силы, которые толкают и притягивают нас? Насколько они велики? В этом разделе нашей книги будет говориться, в частности, о гендерных установках, обусловленных культурой, о силе социального конформизма, о различных способах убеждения и о влиянии групповой деятельности.

Рассмотрев повседневные проявления этих сил, мы сможем лучше понять, почему люди чувствуют то, что они чувствуют, и действуют так, как они действуют. И быть может, станем менее уязвимыми для чужих манипуляций и более сведущими в том, как самим управлять собой.

Глава 10. ПОЛ, ГЕНЫ, КУЛЬТУРА

Люди отличаются друг от друга по множеству параметров, например росту, весу, цвету волос. Но два наиболее значимых отличия, на которые в первую очередь обращают внимание окружающие и которые более всего важны для Я-концепций и социальных взаимоотношений,— это расовая принадлежность и, конечно же, пол (Stangor others, 1992).

Позже мы рассмотрим, каким образом раса и пол определяют оценку и отношение окружающих. А сейчас сосредоточимся на понятии «гендер» — характеристике, связанной с мужским и женским началом. Какое поведение характерно для мужчин в целом? Чего от них чаще всего ждут? А чего ждут от женщин?

«Из 46 генных хромосом у человека — 45 однополых»,— отмечает Джудит Рич Харрис (Judith Rich Harris, 1998). Оба пола сходны по многим физиологическим характеристикам: мальчики и девочки начинают сидеть, ходить, «обзаводиться» зубами примерно в одном и том же возрасте. Сходны и их психологические характеристики — такие, как общий словарный запас, интеллектуальные способности, удовлетворенность жизнью, самооценка. Следует ли из этого вывод, что мужчины и женщины в основном похожи, есть лишь мелкие анатомические особенности, имеющие значение только в редких случаях?

На самом деле различия есть, и именно они, а не масса сходств, привлекают внимание. Причем они вызывают интерес не только в науке, но и в повседневной жизни. По сравнению с мужчинами у женщин в среднем на 70 % больше жира, но на 40 % меньше мышц, они на 5 дюймов ниже. У мужчин пубертатный период наступает двумя годами позже; вероятность того, что они плохо различают цвета, в 20 раз выше; и живут они на пять лет меньше. Женщины в два раза чаще страдают от беспокойств и депрессий; у них лучше развито обоняние. Они легче возбуждаются непосредственно после оргазма. Мужчины в три раза чаще совершают самоубийства и в пять раз чаще становятся алкоголиками. В детстве мальчики более склонны к расстройствам речи и гиперактивности, а став взрослыми — к асоциальным действиям.

В 70-х годах многие ученые опасались, что исследование различий между полами укрепит существующие стереотипы и межполовые различия будут рассматриваться исключительно как недостатки женщин. Результаты исследований подтвердили, что некоторые стереотипы в восприятии женщин действительно имеются: например, считается, что женщины менее агрессивны, чаще заботятся о других и более чувствительны. Это именно те характерные особенности, которые воспевают феминистки и с которыми предпочитает сталкиваться большинство людей (Swim, 1994). Потому неудивительно, что люди так часто оценивают свои чувства к женщинам как более благоприятные, чем свои чувства к мужчинам (Eagly, 1994; Haddock Zanna, 1994).

Гендерные различия

Давайте сравним мужские и женские социальные связи, доминирование, агрессивность и сексуальность. Описав различия, можно затем попытаться объяснить их с точки зрения эволюции и культуры. Что отражают эти различия? Тенденции, продиктованные естественным отбором? Или же они вырабатываются культурой и отражают те роли, которые мужчины и женщины чаще играют, и те ситуации, в которых они действуют?

Противостояние: независимость - привязанность

В целом поведение мужчин варьируется от проявлений жесткости в конкурентной борьбе до нежной заботы. То же самое верно и для женщин. Не отрицая этого, психологи Нэнси Ходороу (Nancy Chodorow, 1978, 1989), Джин Бейкер Миллер (Jean Baker Miller, 1986) и Кэрол Гиллиган (Carol Gilligan, 1982, 1990) утверждают, что женщины чаще мужчин отдают приоритет близким отношениям между людьми.

Разница проявляется уже с детства. Мальчики стремятся к независимости, девочки к взаимозависимости. Мальчики чаще играют в игры, в которых чем больше народу, тем лучше. Девочки предпочитают собираться маленькими группами, в их играх меньше агрессивности, больше соучастия, там чаще ведутся доверительные беседы и имитируются взаимоотношения взрослых (Lever, 1978). В зрелом возрасте гендерные различия проявляются еще шире. Мужские разговоры в основном ориентированы на решение задач, женские — на личные взаимоотношения (Tannen, 1990). Собравшись вместе, мужчины склонны обмениваться информацией, женщины — делиться своими жизненными проблемами и давать друг другу советы (Dindia Alien, 1992; Eagly, 1987). Среди студентов-первокурсников 5 из 10 мужчин и 7 из 10 женщин говорят, что это очень важно — «помогать тем, кто попал в беду» (Sax others, 1993).

По данным Фелиции Пратто и ее коллег (1977), женщины в основном тяготеют к работе, в которой не так сильно подчеркивается межполовое неравенство (адвокатура, реклама, благотворительность); мужчины же, напротив,— к работе, где неравенство полов проявляется особенно явно (работа прокурором, сфера корпоративной рекламы). В США в профессиях, связанных с опекой и заботой (например, социальные работники, учителя, воспитатели, сиделки) чаще всего заняты женщины. Женщины более склонны к благотворительности: среди завещавших свое наследство на сумму свыше 5 миллионов долларов на благотворительные цели — 48 % женщин и 35 % мужчин. Женские колледжи получают огромные пожертвования от своих выпускниц (National Council for Research on Women, 1994).

Женщины — матери, сестры, дочери и бабушки — связывают семью воедино (Rossi Rossi, 1990). Женщины тратят больше времени на заботу о детях-дошкольниках и престарелых родителях (Eagly Crowley, 1986). Они покупают больше поздравительных открыток и подарков к дням рождений (DeStefano Colasanto, 1990; Hallmark, 1990). Во время эксперимента, в котором испытуемым предлагалось охарактеризовать самих себя с помощью фотографий, женщины чаще выбирали те фотографии, где они были окружены членами своей семьи (Clancy Dollinger, 1993).

Женщины более склонны описывать себя как людей, проявляющих эмпатию, способных сопереживать — радоваться с теми, кто радуется, и плакать с теми, кто плачет. Различия в степени эмпатии прослеживаются между мужчинами и женщинами и в лабораторных экспериментах, правда в меньшей степени. Женщины чаще плачут и чаще говорят, что они огорчены чужими бедами (Eisenberg Lennon, 1983). Это объясняет, почему и мужчины, и женщины отмечают, что дружба с женщиной оказывается более тесной, там можно найти больше заботы и взаимопонимания (Rubin, 1985; Sapadin, 1988). В те моменты, когда человек — не важно, мужчина это или женщина — нуждается в том, чтобы рядом был кто-то, с кем можно поделиться и радостью и горем, он скорее обратится к женщине.

Одним из объяснений различий в проявлении эмпатии может послужить тот факт, что женщины обычно лучше интерпретируют эмоции окружающих. Проанализировав 125 исследований восприимчивости невербальных команд, Джудит Холл (Judith Hall, 1984) обнаружила следующее: в целом женщины превосходят мужчин в расшифровке сообщений, заложенных в эмоциях окружающих. Например, после демонстрации двухсекундного отрывка немого кинофильма, во время которого на экране демонстрировали огорченное лицо героини, женщины более точно определяли, что она делала: критиковала кого-то или обсуждала свой развод.

Женщины более искусны в невербальном выражении эмоций, сообщает Холл. С особой очевидностью это проявляется при выражении позитивных эмоций, добавляют Эрик Коатс и Роберт Фельдман (Erick Coats and Robert Feldman, 1996). Они записывали на видеопленку поведение и лица людей в различные моменты жизни: счастливые, печальные, рассерженные. Когда эти видеоклипы прокручивались беззвучно, наблюдатели более точно определяли, что демонстрируются именно счастливые моменты жизни, если героями были женщины (мужчины гораздо искуснее в выражении гнева).

Социальное доминирование

Представьте себе двух людей: первого — не боящегося риска, стремящегося к власти, грубого, подавляющего, независимого и сильного; и второго — нежного, зависимого, мечтательного, эмоционального, покорного и слабого.

Если на месте первого вам сразу представляется мужчина, а на месте второго — женщина, то вы не одиноки в своем мнении, сообщают нам Джон Уильямс и Дебора Бест (John Williams and Deborah Best, 1990). По всему миру мужчины считаются более подавляющими, властными, агрессивными.

Во всех современных сообществах мужчины доминируют. Неизвестно существование таких, где доминировали бы женщины (Pratto, 1996). В мире законодателей только 12 % женщин, а женщин-президентов менее 1 %; среди Нобелевских лауреатов в области экономики с 1901 года, когда эту премию начали давать, нет ни одной женщины (Sivard, 1995). Мужчины сильнее, чем женщины, обеспокоены своим лидерством в обществе и, по-видимому, благосклоннее относятся к консервативным политическим деятелям и программам, поддерживающим неравенство (Pratto others, 1997). Среди присяжных заседателей мужчин только половина, но в роли председательствующего они выступают в 90 % случаев (Davis Gilbert, 1989; Kerr others, 1982). В качестве типичного примера более высокого статуса мужчин можно вспомнить, что обычно именно они являются инициаторами свиданий.

Свойственный мужчинам стиль общения укрепляет их авторитет в обществе. Выступая в качестве лидеров в ситуациях, где нет жесткого распределения ролей, мужчины более склонны к авторитарности, женщины — к демократичности (Eagly Johnson, 1990). Мужчинам намного легче дается директивный стиль руководства, ориентированный на решение проблем, а женщинам — стиль общественного лидера, создающего «дух команды» (Eagly Karau, 1991; Eagly others, 1995; Wood Rhodes, 1991).

В обыденных разговорах мужчины чаще выступают как люди, наделенные властью: говорят с нажимом, перебивают собеседника, трогают его руками, смотрят прямо в глаза, реже улыбаются (Carii, 1991; Ellyson others, 1991; Major others, 1990). Женщинам свойственны более косвенные методы воздействия на собеседника: они реже перебивают, более тактичны и вежливы, менее самоуверенны.

Значит, правильно говорится в одном из бестселлеров 90-х годов, что мужчины — с Марса, а женщины — с Венеры? На самом деле, отмечают Кей Дэ и Марианна Лефранс (Key Deaux and Marianne LeFrance, 1998), женские и мужские стили разговора варьируются в зависимости от социального контекста. Многое из стиля, который мы относим к сугубо мужскому, типично для людей (и мужчин, и женщин), облеченных властью. Кроме того, люди различаются и сами по себе. Встречаются и нерешительные мужчины, предпочитающие подчиняться, а не командовать, и решительные, самоуверенные женщины. Конечно же, было бы слишком просто предположить, что мужчины и женщины появились с разных планет.

Агрессия

Под «агрессией» психологи понимают поведение, нацеленное на причинение вреда. Во всем мире охота, драка и война изначально считаются мужским делом. Во время опросов мужчины высказывают более терпимую позицию по отношению к агрессии, чем женщины. При проведении экспериментов — например, регулируя силу тока и веря в то, что электрошок действительно служит наказанием, — мужчины также проявляют большую агрессивность (Knight others, 1996). В Канаде соотношение арестов мужчин и женщин 11:1 — за убийство и 8:1 — за угрозу или попытку применения насилия (Colombo, 1994); в Соединенных Штатах, соответственно, 10:1 и 5:1 (ФБР, 1994). И хотя число убийств варьируется в зависимости от страны, но повсюду мужчины убивают мужчин примерно в 20 раз чаще, чем женщины — женщин (Daly Wilson, 1989).

Сексуальность

Гендерные различия проявляются и в сексуальных отношениях. Между тем очевидно, что в своих физиологических и субъективных ответных реакциях на сексуальные раздражители женщины и мужчины «скорее похожи, чем не похожи» (Griffitt, 1987). Сьюзан Хендрик и ее коллеги (Susan Hendrick, 1985) сообщают, что множество исследований, включая и их собственные, показали, что женщины «умеренно консервативны» по отношению к случайному сексу, а мужчины — «умеренно снисходительны». Показателен результат широкомасштабного опроса, недавно проведенный Американским советом по образованию. Четверть миллиона студентов-первокурсников отвечали на один и тот же вопрос: «Как вам кажется, если двое по-настоящему любят друг друга, правильным ли будет для них вступить в половую связь, даже если они знакомы совсем непродолжительное время?» «Да» ответили 56 % юношей и только 32 % девушек (Sax others, 1994). При опросе 3 400 случайно выбранных американцев от 18 до 59 лет 48 % женщин и 25 % мужчин в качестве серьезного основания для первого сексуального сношения указали на «любовь к партнеру». Когда же был задан вопрос, как часто они думают о сексе, 19 % женщин и 54 % мужчин ответили: «Каждый день» или «Несколько раз в день» (Laumann others, 1994).

Гендерные различия в сексуальных отношениях сказываются и на поведении. «За редким исключением, повсюду во всем мире инициаторами половой близости чаще выступают мужчины, а не женщины»,— сообщает психолог Маршалл Сигал (Marshall Segal et al., 1990, p. 244). Более того, независимо от сексуальной ориентации (при гомосексуальности даже в большей степени) «одинокие мужчины занимаются сексом гораздо чаще и с большим числом партнеров, чем одинокие женщины» (Baumeister, 1991, р. 151; Bailey others, 1994). Эпизодическая, «одноразовая» любовь наиболее характерна для мужчин с традиционно мужским отношением к сексу (Pleck others, 1993). Не только в половой близости, но и в процессе ухаживания и сближения представители мужского пола, как правило, проявляют большую инициативу (Hendrick, 1988; Kenrick, 1987).

Гендерные различия проявляются и в сексуальных фантазиях (Ellis Symons, 1990). В эротических изданиях, ориентированных исключительно на мужчин, женщины доступны и похотливы. В романтической «женской» беллетристике мужчина прямо-таки изнемогает от благоговейной страсти к героине. Это отмечают не только социологи. Вот слова юмориста Дейва Барри (Dave Barry, 1995): «Женщина может четыре часа подряд не отрываясь от экрана смотреть, как герой и героиня томятся предвкушением любовной близости, которой так и не суждено сбыться. Мужчины такие фильмы ненавидят. Нет, может быть, они и потерпят минут сорок, но потом все обязательно должны раздеться. После чего гоняться на автомобилях. Фильм под названием Гонки обнаженных — вот это для мужчин».

Эволюция и пол: делать то, что естественно

«Как по-вашему, какова главная причина того, что мужчины и женщины столь отличаются друг от друга, в частности по своим интересам и способностям? — такой вопрос был включен в анкету Организации Гэллапа в 1990 году. — Где искать корни подобных различий: в воспитании или физиологии?» Ответы распределились примерно поровну.

Разумеется, есть явные биологические половые различия. У мужчин — пенисы, а у женщин — влагалища. Мужчины вырабатывают сперму, женщины — яйцеклетки. У мужчин крепкие мускулы для того, чтобы играть в охотничьи игры, зато женщины могут кормить грудью. Ограничиваются ли различия между мужчинами и женщинами только этими столь очевидными в репродуктивной области и физиологии? Или мужские и женские гены, гормоны и клетки головного мозга по-разному влияют на поведение? В настоящее время социологи все больше внимания уделяют биологически обусловленным различиям в социальном поведении. Попытаемся и мы взглянуть на проблему межполовых различий с так называемых биосоциальных позиций.

Пол и выбор партнера

Со времен Дарвина большинство биологов убеждено в том, что живые организмы вот уже миллионы лет конкурируют в борьбе за выживание и сохранение потомства. Гены, увеличивающие шансы сохранить потомство, становятся преобладающими. Так, в заснеженной Арктике в генетическом соревновании выигрывают гены белых медведей, определяющие наличие густого меха маскировочного белого цвета.

Дарвин в свое время пришел к заключению, что организмы развиваются путем адаптации, иначе они просто не дожили бы до наших дней. С большей вероятностью передадут свои гены потомкам организмы, успешно приспосабливающиеся к окружающей обстановке. Эволюционная психология задается вопросом: а не развиваются ли точно так же и характерные психологические особенности и социальное поведение (Buss, 1991)?

Теория эволюции предлагает готовое объяснение, почему мужчины чаще проявляют инициативу в сексуальных отношениях. В среднем в течение своей жизни мужчина вырабатывает несколько триллионов сперматозоидов; выработка спермы обходится куда дешевле, чем выработка яйцеклеток. Более того, пока одна женщина вынашивает ребенка и выкармливает его, мужчина способен оплодотворить еще множество женщин. Поэтому женщина, прежде чем воспользоваться своими репродуктивными способностями, внимательно приглядывается к мужчине, оценивая его здоровье и прочие ресурсы. Мужчины же соревнуются друг с другом в шансах победить в генетическом тотализаторе, отправляя свои гены в будущее. Как говорят эволюционисты, для мужчин важно количество, для женщин — качество.

Кроме того, эволюционисты полагают: так как для физически более сильных мужчин женщины оказываются доступнее, это и есть причина того, что из поколения в поколение мужчины становятся все более агрессивными и подавляющими. А если женщины извлекают выгоду из своей способности распознавать эмоции окружающих, то, возможно, естественный отбор благоприятствует росту в женщинах именно этой способности. В основе всех подобных предположений лежит мнение, что природа отбирает те характерные черты, которые помогают людям сохранить гены для будущего.

Как вы понимаете, это делается бессознательно. Никто специально не ставит перед собой задачу: «Как бы мне передать потомству максимум своих генов?». Скорее, как полагают психологи-эволюционисты, главную роль здесь играют наши естественные устремления. И именно это может объяснить не только мужскую агрессию, но и другие межполовые различия в установках и поведении.

Эволюционная психология предполагает, что мужчины всегда будут стремиться предложить женщинам то, что теми особенно ценится, — средства к существованию и физическую защиту; а женщины, в свою очередь, будут стараться выглядеть молодыми и здоровыми (способными к деторождению), привлекательными для мужчин. Как замечают Басе и Алан Фейнголд (Buss and Alan Feingold, 1992), мужские и женские предпочтения при выборе партнера со всей очевидностью подтверждают эти предположения.

Исследования, проведенные в 37 самых разных странах, от Австралии до Японии, подтвердили, что всюду мужчин привлекают женщины, чей внешний вид — юное лицо и фигура — подразумевает способность к деторождению. Женщин же повсеместно привлекают мужчины, чье благосостояние, силы и амбиции обещают защиту и опеку потомства.

Оставляя в стороне обсуждение естественного отбора физических качеств и типов поведения, повышающих вероятность сохранения генов, критики усматривают два серьезных недостатка в этих эволюционистских объяснениях.

Прежде всего, эти объяснения всегда начинаются с обсуждения следствия (к примеру, межполовых различий в проявлении инициативы в сексуальных отношениях) и затем идут в обратном направлении, выстраивая обоснование предъявленного следствия. Такой подход — наследие функционализма, теории, доминировавшей в психологии в 20-х годах: почему наблюдается именно такое поведение? Потому, что оно выполняет такую-то и такую-то функцию. Теоретик вряд ли проиграет в этой игре.

Чтобы избежать соблазна судить обо всем задним числом, нужно попытаться представить не только одну версию, но и ей противоположную. Давайте попробуем. Если бы мужчины никогда не имели внебрачных связей, можно ли в такой верности усмотреть эволюционную мудрость? В конце концов, воспитать ребенка намного сложнее, чем просто пристроить свою сперму. Мужчины, преданные своим подругам и потомству, имеют больше оснований надеяться, что их наследники выживут и сохранят их гены (с точки зрения эволюции это хорошо объясняет, почему люди и некоторые виды животных, чье потомство требует неустанной родительской заботы, имеют тенденцию придерживаться моногамии).

Психологи-эволюционисты на это отвечают, что оценка задним числом играет не меньшую роль и в так называемых культурологических объяснениях: почему мужчины и женщины так отличаются друг от друга? Потому, что культура социализирует их поведение! Как мы увидим позже, когда социальные роли варьируются в зависимости от времени и места, «культура» скорее не объясняет, а только описывает эти роли. «Наше поле деятельности,— продолжают психологи-эволюционисты,— очень далеко от высказываний гипотез задним числом. То, чем мы занимаемся, можно назвать эмпирической наукой, так как мы проверяем эволюционные предсказания, сопоставляя их с итогами наблюдений за поведением животных, людей различной культуры и с результатами гормональных и генетических исследований». Психологи-эволюционисты также напоминают нам, что мудрость эволюции — это мудрость прошлого. Она рассказывает нам, какое поведение сработало в прошлом. Являются ли такие тенденции до сих пор адаптивными — вопрос другой.

Критики эволюционизма признают, что эволюция помогает нам объяснить и наше сходство и наши различия (определенная сумма разновидностей способствует выживанию). Но вместе с тем они утверждают, что наше общее эволюционное наследие оказалось неспособным предсказать появление такого огромного числа различных вариантов «брачных схем» (от одного партнера до постоянно сменяющих друг друга партнеров, от многоженства до многомужества, а также обмена супругами). Не объясняет оно и тех поразительных изменений в схеме поведения людей различных культур, произошедших за последние десятилетия. Наиболее важное качество, которым наградила нас природа,— это наша способность адаптироваться: обучаться и изменяться. Думаю, все согласятся, что в этом и заключается созидающая сила культуры.

Пол и гормоны

Результаты архитектурных проектов видны в возводимых зданиях, результаты наших генетических проектов — в гормонах, которые отличают мужчин от женщин. Предопределяют ли гормональные различия появление межполовых психологических различий?

Гендерные различия в агрессивности можно объяснить воздействием тестостерона. У животных разных видов, которым вводился тестостерон, агрессивность возрастала. Так же и у людей: у мужчин, совершающих преступления с применением насилия, уровень тестостерона, как правило, превышает норму, впрочем, равно как и у игроков Национальной футбольной лиги (Dabbs others, 1990, 1993). Кроме того, известно, что и у людей, и у обезьян гендерные различия в агрессивности проявляются в раннем возрасте (прежде чем сказывается влияние культуры) и убывают вместе с понижением уровня тестостерона в период взросления. Хотя ни одно из этих свидетельств не является решающим, в совокупности они убеждают большинство ученых в том, что половые гормоны имеют важное значение. Но, как мы увидим позже, вносит свой вклад и культура.

Культура и гендерные роли

Культура — это то, что усваивается большой группой людей, и то, что передается от поколения к поколению: идеи, установки, поведение и традиции. Мы можем видеть созидательную силу культуры в том, как ведут себя мужчины и женщины. Повсюду, во всех уголках мира, девочки помогают матери в работе по дому и заботятся о своих младших братьях и сестрах, мальчики же обычно где-то безнадзорно играют (Edwards, 1991). Даже в современных североамериканских семьях, где мужья и жены в равной степени стремятся к карьере, всеми ремонтными работами по дому занимается обычно муж, а жена заботится о детях (Biernat Wortman, 1991). «Женщины повсеместно выполняют большую часть работы по дому,— говорится в сообщении ЮНЕСКО (1991). — И из обязанностей, разделяемых членами семьи, приготовление пищи и мытье посуды повсюду стоит на последнем месте». На основании ожиданий вполне определенного поведения мужчин и женщин и очерчиваются гендерные роли.

В эксперименте, участницами которого были студентки Принстонского университета, Марк Занна и Сьюзан Пак (Mark Zanna and Susan Pak, 1975) продемонстрировали взаимосвязь гендерных ролей и ожидания вполне определенного поведения. Студенток попросили заполнить анкеты, с которыми потом, как они предполагали, должен ознакомиться перед встречей с ними высокий, «солидный» неженатый мужчина. Те девушки, кому намекнули, что идеал этого мужчины — женщина, все помыслы которой устремлены на семью и заботу о муже, приписывали себе более традиционные женские качества по сравнению с теми, кто ожидал встретиться с мужчиной, предпочитающим целеустремленных самостоятельных женщин. Более того, студентки, которые ожидали встретить мужчину, ратующего за равные права мужчин и женщин, демонстрировали более высокие умственные способности. Когда был предложен тест на интеллект, они решили задач на 18 % больше, чем те, кто ожидал встречи с мужчиной, имеющим традиционные взгляды. Однако это желание подстроиться под идеал мужчины выражалось гораздо слабее, когда мужчина описывался менее привлекательным: сверстником, маленького роста и уже имеющим «подругу жизни». В аналогичном эксперименте Дина Морьера и Кары Серой (Dean Morier Cara Seroy, 1994) мужчины подстраивали свой образ под ожидания женщины, с которой они хотели бы познакомиться.

И все же, культура ли формирует гендерные роли? А может быть, роли просто отражают поведение, на самом деле присущее мужчинам и женщинам? Многообразие гендерных ролей в различных культурах и в разные времена свидетельствует в пользу того, что именно культура формирует гендерные роли.

Гендерные роли меняются вместе с культурой

Должны ли женщины выполнять работу по дому? Должны ли они быть озабочены карьерой мужа более, чем своей собственной? Джон Уильямc, Дебора Бест и их коллеги (John Willams, Debora Best et al., 1990) задавали эти вопросы студентам университета — представителям 14 различных культур. За редким исключением, девушки более склонялись к равенству между полами, чем их сокурсники. Но различия между культурами оказались намного глубже. Студенты из Нигерии и Пакистана, например, высказывали более традиционные взгляды относительно разницы ролей женщин и мужчин, чем студенты из Дании или Германии.

Гендерные роли меняются с течением времени

За последние пятьдесят лет — не такой уж большой отрезок времени для нашей истории — гендерные роли резко изменились. В 1938 году лишь один из пяти американцев одобрял замужнюю женщину, самостоятельно зарабатывающую деньги, в то время как муж был в состоянии ее содержать. А в 1996 году такое поведение женщины одобряли уже четверо из пяти (Iemi others, 1989; NORC, 1996), хотя двое мужчин из трех по-прежнему думали, что для детей идеальна семейная ситуация, когда отец работает, а мать сидит дома и присматривает за детьми (Gallup, 1990). В 1967 году 57 % американских студентов-первокурсников согласились с тем, что лучше всего, если занятия замужней женщины будут ограничиваться домом и семьей. В 1997 году с этим согласились лишь 25 % (Astin others, 1987; Sax others, 1997).

Такое изменение установок сопровождается и изменением поведения. С 1960 по 1995 год доля 40-летних замужних работающих американок в общем составе рабочей силы увеличилась ровно вдвое — с 38 % до 76 % (U. S. Bereau of the Census, 1996). Похожая картина наблюдается в Канаде, Австралии и Великобритании. Начиная с 1970 года непрерывно возрастает число женщин, получающих образование, для того чтобы стать юристами, врачами и дантистами. Это варьирование ролей в зависимости от культуры и от времени указывает на то, что эволюция и биология — отнюдь не единственные факторы, влияющие на гендерные роли, культура также изменяет их.

Заключение: биология и культура

Не стоит представлять эволюцию и культуру в качестве конкурентов. Культурные нормы весьма искусно и мощно влияют на наши установки и поведение, но делают они это не в обход биологии. Все социальное и психологическое есть, в конечном счете, биологическое. Если ожидания других людей влияют на нас, значит, так биологически в нас запрограммировано. Кроме того, культура может подчеркивать наши биологически наследуемые инициативы. Если гены и гормоны предписывают мужчинам быть более агрессивными, чем женщины, культура может усилить это различие своими нормами, согласно которым ожидается, что представители мужского пола — создания более грубые, а представители женского — более добрые и нежные.

Биология и культура могут также взаимодействовать. Различные физические особенности людей вызывают различные ответные реакции. Люди реагируют на Сильвестра Сталлоне иначе, чем на Вуди Аллена. Мужчины, будучи в среднем на 8 % выше женщин и обладая почти вдвое большей мышечной массой, могут испытывать иные переживания по сравнению с переживаниями женщин. Или, например, рассмотрим следующее: строгие культурные нормы предписывают, чтобы муж обязательно был выше жены. По статистике, только одна пара из 720 нарушает это правило (Gills Avis, 1980). Задним числом мы можем найти этому психологическое объяснение: возможно, преимущество в росте (или возрасте) помогает мужчинам закрепить свою социальную власть над женщинами. Но в данной норме можно усмотреть и эволюционную мудрость: если бы люди предпочитали выбирать себе партнера равного роста, то многие высокие мужчины и низкорослые женщины попросту остались бы без пары. Таким образом, это правило может быть результатом влияния и биологии, и культуры.

В своей книге «Межполовые различия в социальном поведении» Элис Игли (Alice Eagly, «Sex Differences in Social Behaviour», 1987) предлагает теорию, описывающую механизм взаимодействия культуры и биологии (рис. 10-1). Она убеждена, что различные факторы, включая биологические влияния и социализацию в детском возрасте, предопределяют межполовое разделение труда. Во взрослой жизни основанием гендерных различий в социальном поведении являются роли, которые отражают межполовое разделение труда. Мужчины склонны исполнять роли, требующие демонстрации социальной и физической силы, а женщины более тяготеют к исполнению ролей, в которых можно проявить заботу и внимание к окружающим. Таким образом, представители каждого пола склонны изображать то поведение, которого от них и ждут, и в результате они оттачивают свои навыки, свое искусство именно в этой роли. Воздействие биологии и социализации существенно в той степени, в какой они оказывают влияние на наши социальные роли, которые, в свою очередь, оказывают влияние на то, кем мы становимся.

[Социализация, Ролевые ожидания, Разделение труда между мужчинами и женщинами, Половые различия в поведении, Другие факторы (например, биологические), Навыки и убеждения, обусловленные принадлежностью к полу]

Рис. 10-1. Социально-ролевая теория гендерных различий в социальном поведении. Различные влияния, в том числе детский опыт и биологические факторы, склоняют мужчин и женщин к выбору различных ролей. Именно ожидания, навыки и убеждения, связанные с этими различными ролями, и влияют на поведение мужчин и женщин.

Понятия для запоминания

Агрессия (Aggression) — физическое или вербальное поведение, нацеленное на причинение вреда. В лабораторных экспериментах это может быть нанесение удара электрическим током или произнесение слов, которые способны ранить чувства собеседника. Таким образом, человек может быть чрезвычайно напористым в социальном плане, не будучи при этом агрессивным.

Взаимодействие (Interaction) — взаимосвязь, при которой влияние одного фактора (например, биологического) зависит от другого фактора (например, от окружающей среды).

Гендер (Gender) — в психологии — социально-биологические характеристики, с помощью которых люди характеризуют мужчин и женщин. Поскольку «пол» является биологической категорией, социальные психологи иногда ссылаются на гендерные биологические различия как на «межполовые различия».

Гендерная роль (Gender role) — нормы поведения, соблюдения которых ожидают от мужчин и женщин.

Культура (Culture) — испытанное временем поведение, убеждения, установки и традиции, усваиваемые большой группой людей и передаваемые от поколения к поколению.

Эволюционная психология (Evolutionary psychology) — учение о том, как естественный отбор определяет адаптивные характерные черты и тенденции в поведении.

Эмпатия (Empathy) — сопереживание; попытка поставить себя на место другого.

Новости!

30.12.2013Женщины больше ревнуют находясь на работе Гpуппа ученых из Испании, Нидеpландoв и Аpгентины пpoанализиpoвала pазличия между мужчинами и женщинами в чувствах зависти и pевнoсти на pабoте. Специалисты выяснили, чтo внутpипoлoвая кoнкуpенция oбычнo пpивoдит к усилению этих эмoций у женщин. Нo хopoшие сoциальные навыки кoнкуpентoв мoгут спpoвoциpoвать сильные эмoции и у мужчин.

25.12.2013Пишите лучше SMS Pезультаты исследoвания амеpиканских ученых пoказали, чтo люди бoлее склoнны давать бoлее вдумчивый oтвет и тoчную инфopмацию в текстoвых сooбщениях, а не в pазгoвopе. На тoчный oтвет пo телефoну не хватает вpемени?

17.12.2013Чем больше мы сидим в сети, тем нам грустнее? Телефoн или нoутбук мoжет диагнoстиpoвать наличие у вас депpессии. Диагнoз ставится пo анализу вpемени, кoтopoе вы пpoвoдите в интеpнете.

08.12.2013Грезы об идеальном отдыхе Для некoтopых идеальный oтпуск – этo мнoгoлетнее планиpoвание и мечты. Нoвoе исследoвание пoказывает, чтo, кoгда мы мечтаем o дoлгoжданнoй пoездке, мы склoнны игнopиpoвать oтpицательные мoменты, кoтopые мoгут пoставить пoд угpoзу пpинятие pешения o путешествии. Пpедставьте: вы хoтели бы съездить в Австpалию в этoм гoду…