Главная » Библиотека » Книги » Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия. Теоретические подходы » Глава VI. РАЗВИТИЕ КРИТИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА » 1. «ВНУТРИАМЕРИКАНСКАЯ» КРИТИКА » 1.1. Уровни критического анализа

1.1. Уровни критического анализа

Глава VI. РАЗВИТИЕ КРИТИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

Совокупность теорий, функционирующих в определенный период времени в сообществе представителей той или иной научной дисциплины, составляет, естественно, важнейшую часть в общей структуре данной области знания. Однако эта область собственно теоретических построений не исчерпывает всего содержания науки. Относительно самостоятельно в ней существуют и такие области, как методология (включая и все конкретные методики исследования), и наконец, - что и составляет основной массив научной продукции - практика исследований (включая применение их результатов в прикладных областях). Поэтому достаточно полная картина состояния науки в тот или иной период ее существования может быть дана только при условии анализа всех ее составных частей.

Но вместе с тем положение теоретического знания в «теле» каждой научной дисциплины (так же, впрочем, как и общей методологии) может служить известным индикатором ее состояния. Именно анализ сферы принимаемых в науке теорий позволяет точнее всего определить основные тенденции развития науки, увидеть в обобщенном виде как значение достигнутых результатов, так и возникшие узлы трудностей, а порою и тупиковые позиции. Не случайно поэтому на поворотных рубежах движения той или иной области научного знания всегда обостряется интерес к анализу состояния теорий. В условиях, когда «методологическая рефлексия» получила широкое развитие и в социальной психологии, здесь также обозначается в качестве ее важнейшей составной части интерес к метатеоретическому анализу. Однако на этот раз внимание к исследованию теоретической области социальной психологии отличается от имеющего место и в прошлом «нормального», повседневного интереса, проявляемого к содержанию отдельных теорий или даже к нормам их конструирования.После полустолетия своего довольно стабильного существования в ее современном виде социальная психология на Западе оказалась перед лицом таких испытаний, что мера развившейся рефлексии является несравнимой с теми ее проявлениями, которые имели место и раньше. Решающей причиной этой ситуации явился тот факт, что в эпоху бурных социальных процессов, охвативших Европу и Америку во второй половине XX в., социальная психология оказалась лицом к лицу с наиболее острыми социальными проблемами. Готовность (или неготовность) ее к выполнению вставших задач могла быть проверена только путем достаточно глобального анализа всего предшествующего развития, выхода за рамки традиционной оценки качества отдельных исследований, отдельных теоретических построений, отдельных методических приемов. Этот общий взгляд на состояние науки привел многих исследователей уже в середине столетия к выводу, что социальная психология переживает глубокий кризис. И хотя оценка глубины этого кризиса весьма различна (наиболее остро ситуация была оценена Дж. Сильверменом, который впервые употребил сам термин «кризис» в отношении социальной психологии [Silverman, 1971]), сам факт его существования был признан многими.

Если проявлением кризиса считают неспособность социальной психологии ответить на острые проблемы, выдвигаемые в ходе общественного развития, то содержание кризиса связывают с целым рядом слабостей, обнаружившихся в самой системе социально-психологического знания. Большинство упреков относится к сфере методологии [Андреева, 1975], но все чаще именно в этом же ключе начинают анализировать и область теорий. Объектом критики становятся не просто отдельные теоретические построения и позиции, что имело место и ранее, а состояние теоретического знания в социальной психологии в целом, принципы построения теорий и, наконец, содержание исходных посылок теоретического анализа, обусловленных принятой автором философской ориентацией.

Таким образом, можно констатировать, что начиная с 60-х годов внутри западной социальной психологии усиливаются критические тенденции, порожденные ее внутренним кризисом, констатация которого (в различных, правда, терминах) получает широкое распространение в литературе. Нельзя сбрасывать со счета эту тенденцию, которая становится одним из факторов, характеризующих состояние социальной психологии как науки в 70-х годах XX в. Источники этой критической тенденции весьма разнообразны.

Учитывая тот факт, что современная социальная психология для Запада долгое время отождествлялась с американской социальной психологией, весьма примечательным является прежде всего такой источник, как голос определенной группы американских социальных психологов, который все громче звучит в различного рода публикациях.

Другим источником критики является позиция группы европейских социальных психологов, объединенных преимущественно вокруг Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии (ЕАЭСП). Она возникла в 1963 г. по предложению американских ученых Дж. Ланцетти и Л. Фестингера при поддержке Американского комитета по социальным исследованиям, который обеспечил организацию первых мероприятий, а также частичное финансирование ЕАЭСП. С самого начала «европейский» принцип означал не территориальную характеристику, но скорее некоторую позицию относительно американской социальной психологии.

И наконец, еще один источник критики - позиция тех исследователей, которые выступают от имени марксизма. Эта группа весьма неоднородна, так как в ней наряду с защитой и обоснованием марксистских принципов в социальной психологии представлены взгляды и так называемого неомарксизма - течения, популярного среди представителей леворадикального движения конца 60-х годов. Их позиция весьма специфична и должна быть выделена для специального анализа.

1. «ВНУТРИАМЕРИКАНСКАЯ» КРИТИКА

1.1. Уровни критического анализа

Что касается позиций американских социальных психологов, то они также весьма неоднозначны. Критика в адрес существующей ситуации присутствует, пожалуй, почти во всех работах, но мера ее глубины и остроты, естественно, различна у разных авторов. Общие тенденции, которые можно было подметить уже в самом начале их зарождения, заключаются в том, что для большой массы социальных психологов сформулированные в прошлый период нормы исследования по-прежнему сохраняют значение эталонов, общий стиль их работ остается неизменным, несмотря на (или даже вопреки им) драматические дискуссии о судьбах науки, развертывающиеся в литературе. Наиболее консервативным пластом социальной психологии остается именно основной массив исследований, относительно которого полемика о принципах науки является как бы внешней. Это обстоятельство чрезвычайно усложняет анализ общего состояния социальной психологии в США. В огромном количестве публикаций удельный вес таких работ, содержание которых может быть иллюстрацией, что «ничего не произошло», довольно велик. Поэтому при ознакомлении по преимуществу с этим кругом работ может родиться впечатление о сохраняющейся стабильности состояния социальной психологии. Кроме того, существует огромное количество учебников для студентов, в которых действительно необходимо «проговорить» всю ситуацию, как она складывалась на протяжении последних 40-50 лет, и где современному состоянию может быть уделено несколько страниц в заключении.

Картина, вырисовывающаяся из этого источника, также может быть значительно искаженной. В этом основном массиве исследований критический элемент, если он и присутствует, представлен частными замечаниями в адрес частных методик, в луч- шем случае - в адрес тех положений частных теорий, которые слабо поддаются экспериментальной проверке.

Гораздо определеннее критическая позиция заявлена в работах тех исследователей, которые сами связаны с областью теоретической деятельности (что не исключает известности этих авторов и в области экспериментальной практики). К этой группе можно отнести многих весьма известных представителей американской социальной психологии: М. Дойча, Р. Абельсона, Р. Зайонца, Т. Ныокома, С. Аша, Э. Аронсона, Ф. Зимбардо, Д. Кемпбелла и многих других. В их работах зачастую соседствуют исследования, которые сами становятся объектом критики, как это имеет, например, место с исследованиями конформизма Ашем или согласия Ньюкомом, со специальными теоретическими критическими экскурсами в область общей ситуации, сложившейся в социальной психологии.

В статье, помещенной в сборнике под названием «Социальная психология на распутье», Ньюком, явившийся пионером в определении двойственного статуса социальной психологии как психологической и социологической дисциплины, не ограничивается простой констатацией этого факта, но строит на нем весьма определенную критическую позицию: «Я не удовлетворен современным состоянием социальной психологии... Моя неудовлетворенность объясняется не только признаками кажущейся активности в области социальной психологии, но и состоянием развития теории и исследований, ведущихся в этой области» [Ньюком, 1984, с. 16]. В этой связи он выражает опасения, что ожидания коллег относительно дальнейшего прогресса социальной психологии превышают то, что будет иметь место в ближайшем будущем. С его точки зрения, основная проблема - это неумение социальной психологии сочетать психологический и социологический подходы.

Главный порок психологического подхода (а он, по мнению Ньюкома, доминирует среди американских социальных психологов) заключаются в том, что его представители, справедливо настаивающие на единых принципах поведения человека в социальной и несоциальной среде, не учитывают глубокой специфики человеческого поведения именно в социальной среде, новых проблем, возникающих в этих условиях [там же, с. 17]. Дело не поправляет и перенос исследований в поле, ибо сами условия групповой жизни, в том числе и в поле, понимаются упрощенно: к ним по-прежнему стремятся приложить принципы поведения, выявленные в несоциальных ситуациях.

Но и социологический подход имеет существенные просчеты, по мнению Ньюкома, так как здесь совсем не принимается во внимание характеристика биологических и психологических условий среды. «Их заблуждение, если выразить его суть в наиболее категоричной форме, состоит в предположении о том, что человеческие организмы по существу являются пустыми сосудами, которые заполняются культурой» [там же, с. 17]. Вопрос, таким образом, упирается вновь в понимание предмета социальной психологии, которая, с точки зрения Ньюкома, в будущем должна «...уточнить и систематизировать наши знания о том, как протекают психологические процессы в естественных условиях жизни группы» [там же, с. 18]. И хотя Ньюком не делает критических замечаний в адрес конкретных социально-психологических теорий, которые игнорируют таким образом сформулированную для социальной психологии задачу, его предложения подразумевают недостаток и теоретического знания, поскольку включают радикальный пересмотр стиля планирования исследований, составления их программы, построения гипотез.

В аналогичном ключе, т.е. с позиций исследователя, репрезентирующего существующую традицию, но озабоченного в то же время и достаточно общими проблемами, выступает С. Аш, которому принадлежит статья «Перспектива социальной психологии», помещенная в многотомном издании 3. Коха «Психология: исследование науки» [Asch, 1959]. Аш рассматривает в этой работе различные точки зрения, сложившиеся относительно понимания места социальной психологии в системе наук, ее отношений с общей психологией. Таких точек зрения Аш насчитывает три. Первая точка зрения заключается в том, что социальная психология является исключительно прикладной дисциплиной, задача которой - дать приложение некоторых законов «несоциальной» психологии к более сложным условиям. Вторая, еще более прагматическая, точка зрения состоит в том, чтобы допустить правомерность социально-психологических исследований в любой области общественной жизни, однако при условии, что они не будут затруднять себя «установлением отношений к более фундаментальным проблемам». При таком подходе, по мнению Аша, социальная психология обречена на то, чтобы остаться простой технологией, но не наукой. Наконец, третья точка зрения полагает, что социальная психология не есть прикладная дисциплина. Ее задача - внести определенный вклад и в теорию, причем решение этой задачи невозможно на пути изучения изолированных индивидов. Необходим анализ того, что происходит между людьми, что неизбежно означает расширение границ традиционных методик: никакая экспериментальная процедура не будет достаточной для решения задачи наблюдения в реальных условиях их существования [op. cit, p. 366].

Аш принимает именно эту точку зрения, которая уже самим фактом своего существования выражает некоторую оппозицию имеющейся традиции. Однако и в его обзоре нет анализа содержания теорий или попыток выявления каких-либо принципиальных просчетов в общей системе теоретического знания, как оно представлено в американской социальной психологии. Равным образом отсутствует здесь и какой-либо анализ философских основ социально-психологического знания. Недостатки усматриваются не в этой сфере, они в большей степени видятся автору в неверной стратегической установке исследователей. Нет сомнения, что и эта область дает основательный материал для критики.

К критическим построениям такого рода, очевидно, следует отнести и замечания, исходящие от тех социальных психологов, которые специально анализируют судьбу социально-психологического эксперимента (М. Орн, М. Розенталь, М. Розенберг, И. Сильвермен и др.). Этот тип критики появился уже довольно давно и является постоянным спутником исследований 50-60-х годов [Андреева, 1975]. Однако в самое последнее десятилетие в американской литературе появляются подходы более широкого плана, где значительно расширяется сама сфера критического анализа.

Новости!

30.12.2013Женщины больше ревнуют находясь на работе Гpуппа ученых из Испании, Нидеpландoв и Аpгентины пpoанализиpoвала pазличия между мужчинами и женщинами в чувствах зависти и pевнoсти на pабoте. Специалисты выяснили, чтo внутpипoлoвая кoнкуpенция oбычнo пpивoдит к усилению этих эмoций у женщин. Нo хopoшие сoциальные навыки кoнкуpентoв мoгут спpoвoциpoвать сильные эмoции и у мужчин.

25.12.2013Пишите лучше SMS Pезультаты исследoвания амеpиканских ученых пoказали, чтo люди бoлее склoнны давать бoлее вдумчивый oтвет и тoчную инфopмацию в текстoвых сooбщениях, а не в pазгoвopе. На тoчный oтвет пo телефoну не хватает вpемени?

17.12.2013Чем больше мы сидим в сети, тем нам грустнее? Телефoн или нoутбук мoжет диагнoстиpoвать наличие у вас депpессии. Диагнoз ставится пo анализу вpемени, кoтopoе вы пpoвoдите в интеpнете.

08.12.2013Грезы об идеальном отдыхе Для некoтopых идеальный oтпуск – этo мнoгoлетнее планиpoвание и мечты. Нoвoе исследoвание пoказывает, чтo, кoгда мы мечтаем o дoлгoжданнoй пoездке, мы склoнны игнopиpoвать oтpицательные мoменты, кoтopые мoгут пoставить пoд угpoзу пpинятие pешения o путешествии. Пpедставьте: вы хoтели бы съездить в Австpалию в этoм гoду…